Музыка

Ханна Муниц, генеральный директор Израильской оперы: «Наш фестиваль – это оперный старт-ап»

Следующий — 30-й год существования Новой Израильской оперы — юбилейный. Репертуар 30- го сезона уже объявлен. А пока что осталось совсем немного до грандиозного завершения 29-го сезона – Фестиваля Оперы на Масаде на Мертвом море, в программу которого включены 4 спектакля «Травиаты», выступление Израильского Филармонического оркестра, представление «Проект Идана Райхеля» и «Уик-энд Моцарта» в Акко. Предлагаем вам интервью с Ханной Муниц – генеральным директором Израильской Оперы.


Ханна Муниц. Фото: Йоси Цвекер


— Ханна! Фестиваль – это предшественник юбилея?

— Это знак того, что Опера повзрослела. Опера пришла к тому, что оказалась в состоянии провести фестиваль такого размаха. То, что мы возвращаемся на Масаду после прошлогоднего перерыва – это признак нашей зрелости. В следующем сезоне на Масаде будут исполняться «Тоска» и «Кармина Бурана», а пока что полным ходом идет подготовка к постановке в пустыне «Травиаты» и организации концертов Филармонического оркестра и Идана Райхеля. Все это очень непросто, сложно со всех точек зрения – в первую очередь невероятно сложна логистика Фестиваля.

— В фестивале участвуют разные оркестры и музыканты – но он остается именно оперным фестивалем?
– Точнее – фестивалем Израильской оперы. Вся инициатива исходит от нас, программа фестиваля составлена Оперой, маркетингом и организацией, логистикой и продажей билетов занимается Опера. Филармония и Идан Райхель – наши гости в этом проекте. Без взаимного сотрудничества они бы не смогли сами осуществить такое грандиозное мероприятие. Именно Опера занимается всем, что связана с фестивалем. Абсолютно всем – от строительных работ до приглашения зарубежных солистов, целом комплексом мер от инфраструктуры до продюсерских вопросов. Несмотря на то, что в прошлом году фестиваль не проходил, уже в следующем году мы собираемся его расширить и продолжать каждый год.

— Вы еще в начале пути, но зарубежная пресса сравнивает ваш фестиваль с ведущими оперными фестивалями в мире – такими, как Арена Ди Верона в Италии.
— Мы уже успели очень много, а начали ведь только в 2010-м году.
Фестиваль на Масаде успел за кратчайший срок завоевать репутацию и международное признание. Это прекрасно, хотя я сама не перестаю этому удивляться. Сразу после того, как в 2010-м году мы впервые поставили на Масаде «Набукко», о фестивале начали говорить, как о неком израильском чуде, израильском старт-апе. Наш оперный старт-ап развивается. В этом году я встречалась с руководителем фестиваля в Вероне, и мы обсуждали возможное сотрудничество. Именно он назвал фестиваль на Масаде и фестиваль в Вероне – одними из самых больших и значимых в мире. Я не поверила тому, что такое лестное сравнение исходит именно от него. Это и есть признак нашего признания, взросления. В мире немало прекрасных оперных фестивалей – в Зальцбурге, Байрете, в Сполето, Брегенце, Санта Фе. Мы же только в начале пути, но каким-то чудом успели стать известными в мире.

— У самой Масады есть историческая и мифологическая аура…
— Аура, которой больше 2000 лет; потрясающая история и не менне потрясающие археологические находки. Связь истории, археологии, оперы, высокий уровень исполнения и логистики – все это делает Оперу на Масаде аттракцией очень высокого уровня. Аттракцией и для меломанов и для туристов, несмотря на экономические и технические сложности. Почти повсюду в мире, где есть исторические достопримечательности или открытые места археологических раскопок, проходят культурные фестивали и, чаще всего, такие фестивали являются оперными. В Израиле мы ходим по камням, которым более 3 тысяч лет, но до сих пор не додумались относиться к ним как к достоянию, которое подстегнет экономическое и культурное развитие региона.

— И вот есть фестиваль — он влияет на международное реноме Израиля?
— Конечно. В 2010-м году, когда фестиваль проходил впервые, тем же летом случился известный инцидент, связанный с турецким судном «Мави Мармара». В Израиле для освещения событий с «Мави Мармара» находилось множество представителей зарубежных СМИ — от Китая до Финляндии. И мы их всех пригласили на Масаду. И нам — Опере — удалось добиться того, что на всех каналах и во всех изданиях, которые они представляли, не забыли сказать, что Израиль – это не только политика, но и культура и опера. Опера — это самое международное искусство. Солисты, режиссеры, сценографы ездят из страны в страну. Денег не хватает никому, в том числе и самым крупным оперным театрам. Но это не единственная причина, по которой оперные театры кооперируются. Сотрудничество между оперными театрами необходимо для развития нашего искусства. Что, возможно, отличает именно нас – это то, что все певцы, которые уже сотрудничали с нами и выступали в Израильской опере — все вновь хотят к нам приехать. А вот тех, кто никогда не бывал в Израиле, несмотря на доступность информации, иногда очень сложно уговорить выступить у нас в стране. Многие все еще считают, что в Тель-Авиве по песчаным барханам ходят верблюды, что довольно странно в наши дни.

— При том, что сегодня вся информация открыта…
— Да – но, тем не менее, не все всё понимают. Многим кажется, что мы слишком близко к Сирии и Египту — так оно и есть, я понимаю их опасения. Но с другой стороны на сценах Тель-Авива или Масады думается только о музыке. Мы живем в довольно странном окружении, но я пытаюсь убедить себя, что живу в Швейцарии – иначе мне было бы не просто управлять Израильской Оперой. Опера – это свой отдельный мир, хотя, конечно, мы прекрасно осознаем, где и в какое время находится наш Оперный театр.

— Отсутствие достаточных бюджетов – это бич во всем мире. В прошлом году оперы на Масаде не было именно из-за финансовых соображений. В этом году вам удалось найти деньги. Как – если не секрет?
— Секрета здесь нет, а есть много тяжелой работы. В прошлом году Тель-Авивский муниципалитет сократил наш бюджет на 2 миллиона шекелей, а министерство культуры, от которого мы надеялись получить государственную поддержку, сообщило, что Фестиваль на Масаде не соответствует «критериям фестивалей». Звучит странно, но так оно и было. И я решила, что не имею право приводить Оперу к бюджетному дефициту – это ударило бы по нашей обычной деятельности, стабильности постановок. Это был очень нелегкое решение – прервать фестиваль на год. Сейчас нам приходится заново раскручивать колесо: мы ведь в буквальном смысле каждый раз начинаем с нуля все земляные и строительные работы, возведение трибун и сцены, обустройство стоянок, маркетинг. Так что в этом году нам прибавилось работы – всем и мне лично: я просто ходила и искала филантропов. Иногда это было 5000 шекелей, иногда 5000 долларов, а весь проект стоит 30.000 миллионов шекелей. Найти эти средства было очень нелегко – возможно, это ответ на вопрос, почему билеты так дороги.

— В этом году вы также инициировали проект «Уик-энд Моцарта» в Акко.
— Да – это тоже часть фестиваля. Я отдаю себе отчет в том, что не все могут позволить себе приехать на Масаду. И потому для жителей Севера мы придумали такой выездной фестиваль. К тому же на меня произвело большее впечатление то, что сделано в Рыцарских залах в крепости в Акко. Я также обратилась и к Филармонии — мы искали эту возможность несколько лет. Именно потому, что проект на Масаде невозможно поднять в одиночку, Филармония пошла нам навстречу.

— Есть те, кто приобретают билеты на несколько представлений на Масаде?
— Да – и многие одновременно заказывают места в гостиницах на Мертвом море. Я уже говорила о туристическом аспекте нашего фестиваля. Мы составили программу так, чтобы за два-три дня можно было послушать и «Травиату», и этническую музыку, и симфонию Бетховена.

— Как давно начались работы на Масаде?
— Несколько месяцев назад. Мне кажется, что уже стала специалистом по земляным и строительным работам. С 1 по 17 июня я переселяюсь на Мертвое море, а затем еду оттуда в Акко. Все то, что так красиво на сцене – очень непросто за кулисами. Количество людей, участвующих в этом проекте – грандиозно. Как и то количество зрителей, которые приедут на представления фестиваля.

— Вы вникаете во все детали?
— Я отношусь к тому типу руководителей, кто должен знать все мелочи. С одной стороны я придумываю и инициирую проекты, с другой — сижу над инженерными расчетами и чертежами. Таков мой характер – мне надо всё контролировать. И поверьте — это нелегко.
Постановка «Травиаты» стала крупнейшей из всех, когда-либо проходивших в Израиле: помимо 800 участников и коллектива постановщиков – от хора до гримеров, ее обслуживают около 2500 технических работников. Для фестиваля строится сцена общей площадью четыре тысячи квадратных метров: ее ширина составляет шестьдесят метров, а глубина – шестьдесят шесть метров. Трибуны вмещают до 7580 зрителей, предусмотрена стоянка для сотен автобусов и частных автомобилей, доступ в интернет, площадка для приема гостей в стиле парижской улицы площадью 15000 квадратных метров, на которой находятся около 3500 сидячих мест, техническое оборудование и подсобные помещения для труппы и обслуживающего персонала. Мы надеемся, что все представления фестиваля – и на Масаде – и в Акко – в общей сложности посетят 65.000 человек.

— Складывается впечатление, что в это проекте участвует половина страны.

— Скажем скромнее – треть. В основном, технический персонал — это рабочие из населенных пунктов около Мертвого моря и Арада. Множество местных жителей участвуют в фестивале в качестве временных рабочих – от билетеров до охранников: на Масаду привозят оборудование, стоимостью в много миллионов. Часть наших рабочих – бедуины из Рахата. Когда мы ставили на Масаде «Аиду», то в постановке принял участи ансамбль бедуинских танцовщиц из Рахата. Поначалу они были в шоке – не могли привыкнуть к нашему темпу работы. Весь город приехал на генеральную репетицию – они никогда не были в опере, не слушали «западное» хоровое пение, не видели столь много людей на сцене. Так что для нас важен и просветительский аспект работы Оперы. Когда мы ставили «Аиду» в Тель-Авиве, то пригласили в качестве статистов детей одной из школ в Яффо. Одно то, что они видели Дзеффирели на сцене, во многом их изменило.

— Можно ли считать, что Израиль, благодаря Оперному фестивалю на Масаде, стал часть мирового оперного сообщества?
— Безусловно. Сейчас нашу оперу рады пригласит многие крупные театры мира. Фестиваль на Масаде придал нам профессионального веса и репутации. Мы до сих пор не «Ла Скала » и не «Метрополитен», не Парижская и не Лондонская оперы, но уже высоко котируемся в Европе. Я работаю в Израильской Опере 30 лет и вижу, как фестиваль на Масаде дал нам возможность выдвинуться в мире. Когда я сама посещаю другие оперные фестивали, то чувствую изменение в отношении к Израильской опере. В Израиль специально приезжают туристы, чтобы послушать оперу на Мертвом Море. У нас в стране проходит множество интереснейших фестивалей, но специально приезжают только ради Оперного. И это доказательство того, что мы стали частью международного фестивального тренда.

Программа фестиваля:
«Травиата» — 12, 14, 16 и 17 июня 2014 года. Начало всех спектаклей – в 21.30.
Главную партию исполняют сопрано Елена Мосук, покорившая летом прошлого года тысячи зрителей Вероны исполнением партии Виолетты и сопрано Аурелия Флориан. Партию Альфредо исполняют испанский тенор Чельсо Альбело, считающийся одним из ведущих теноров мира и Жан-Франсуа Борра. Партию Жермона исполнит румынский баритон Йонут Паску.
Михал Знанецки, один из ведущих современных оперных режиссеров, специализируется в оперных постановках под открытым небом. В его команде – художник-постановщик Луиджи Сколио, костюмер Иоанна Медынска, хореографы Эльжбета Шлюфик-Пантак и Гжегож Пантак. Осветитель – Богумил Палевич.

«Проекта Идана Райхеля» при участии музыкантов из-за рубежа — 13 июня 2014 года. Начало в 22.00. В «Проекте» участвуют Вйо Фарка Туре – вокалист и гитарист из Мали; Марта Гомез (Marta Gomez) – певица из Колумбии; перкуссионист Адама Билору (Adama Bilorou) из Буркина-Фасо.

Девятая симфония Бетховена — 15 июня 2014 года. Начало в 21.30
Израильский филармонический оркестр под управлением Кента Нагано исполнит Девятую симфонии Бетховена при участии сопрано Анн Петерсон, сопрано-альт Даниэла Синдрам, тенор Михаэль Вейниус, бас-баритон Одун Иверсен. В концерте также примет участие Израильский хор имени Гарри Бертини.

«Уик-энда Моцарта» в Акко — партии из оперы «Дон Жуан» 19 и 21 июня 2014 года в 21.00, и Реквием — 20 июня 2014 года также в 21.00. Отрывки из оперы «Волшебная флейта» для всей семьи – 21 июня в 11.00, 13.00 и 15.00.

В четверг, 12 июня, 2014 года постановка оперы «Травиата» на Масаде будет проецироваться на гигантские экраны на открытом воздухе в Араде (зал «Орон»), Сдероте (комплекс общественного центра – матнаса) и в заповеднике Ган ха-Шлоша – Сахнэ в Эмек-Изреэль. Вход — свободный, начиная с 20.00. Начало эфира – в 21.30. Проекция будет идти с титрами на иврите и английском языке. Этот проект осуществляется благодаря поддержке фонда Марка Рича и компании Coca-Cola.

Дополнительная информация на сайте: http://www.israel-opera.co.il/Eng/?CategoryID=453

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Афиша

« Июль 2017 » loading...
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5
6

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top