Книги. Тексты

«Рыцари Иерусалима». «У колодца Иакова». Роман и фестиваль

Многолетние организаторы фестиваля «Рыцари Иерусалима» Денис Златопольский и Григорий Тамар в прошлом году выпустили роман с таким же названием — «Рыцари Иерусалима». Авторы описывают взаимоотношения между Израилем и СССР и закулисную борьбу спецслужб этих стран, а также интриги вокруг церковной земельной собственности в Иерусалиме. В романе переплетены судьбы Ариэля Шарона, офицера ГРУ Александра Верещагина, иерусалимского муфтия Аль-Хусейни, Германа Геринга и других исторических фигур. Сюжет книги основан на реальных событиях. Увлекательнейший мистический триллер, он же исторический детектив, он же военный роман, он же посвящение новейшей истории Израиля, описание археологических раскопок, немного шпионских страстей, много загадок и читается это все на одном дыхании. Роман можно будет приобрести на фестивале «Рыцари Иерусалима» «  с 21 по 23 сентября в Эйн—Яэль, а пока что предлагаем вашему вниманию фрагмент  главы из романа под названием «У колодца Иакова». Предыдущая публикация  «Звонок Максиму» была посвящена  заповеднику Эйн-Яэль, где ежегодно проходит фестиваль «Рыцари Иерусалима».  Вторая публикация «Сделки и подделки» — здесь.
Публикуется с разрешения авторов.

У КОЛОДЦА ИАКОВА
Рассказывает Лев

 

– Ну что вы возитесь?! У нас долгая дорога!
Из этой Сёминой реплики сразу стало понятно, что именно он и есть главная достопримечательность Святой земли. Человек, который побывал в наших местах и не познакомился с ними, напрасно провел здесь время. Семен действительно знал массу интересных людей и невероятных историй, большую часть которых каждый раз дополнял новыми взаимоисключающими подробностями…

Через час после того, как мы тронулись, появился первый блок-пост.

– Здорово, Шмулик!

Семен высунулся из окна и пожал руку долговязому смуглому лейтенанту. По тому же сценарию без каких бы то ни было проверок мы миновали еще три блокпоста, приближаясь к Шхему. Тем временем Семен сыпал подробностями, описывая события обороны гробницы Иосифа осенью прошлого года.

– Когда началась вторая интифада, гробницу Иосифа защищали шестнадцать бойцов пограничной стражи, тринадцать из которых были друзами. По мирным соглашениям Осло там могли находиться только полицейские, вооруженные пистолетами. Полицейских втихаря заменили пограничниками. Религиозные евреи, которые ходили туда молиться, прятали в личных вещах разобранные до винтиков пулеметы, автоматы и гранатометы. В матрасах проносили пуленепробиваемые пластиковые щиты, из которых по периметру гробницы смастерили долговременные огневые точки. Арабы закрывали на это глаза, потому что сами многократно нарушали подписанные договоренности. Они хорошо подготовились к началу войны, и каждая из огневых точек оказалась под перекрестным обстрелом из окон ближних домов. Заваруха началась под огнем чудовищной плотности. Все защитники гробницы получили ранения, и фельдшер перевязывал их во время боя. Одного из друзов ранило очень тя-жело, он потерял много крови. Офицер по рации передал в штаб призыв о помощи. Заканчивалось продовольствие, вода и боеприпасы. Несмотря на это, наш доблестный премьер-министр, генерал Эхуд Барак сказал: «Чтобы послать им помощь, надо сжечь половину Шхема». Бойцы так и не получили подкрепления. В итоге раненый друз истек кровью.

 

Когда ребята уже прощались с жизнью, неожиданно помощь предложил один из палестинских полевых командиров – Джибриль Раджуб. Ему позвонил лично Шарон, который тогда возглавлял оппозицию. Он попросил Раджуба вывести израильских солдатна своем грузовике. Ребята не знали, чем все это для них закончится, и выполнит ли палестинский командир обещание. Для друзского солдата предпочтительней самоубийство, чем унизительная смерть от руки мусульман. Они разобрали патроны из последнего рожка, так что у каждого было по одному. Затем разбились на пары и сидели в грузовике друг на- против друга, направив оружие в грудь товарища. Когда двери грузовика открылись и их командир увидел израильтян, то он закричал по-арабски:
«Свои, свои!» Я брал интервью у фельдшера, который участвовал в тех событиях. Информация у меня из первых рук.

В этот момент Семен резко дал по тормозам. Джип с визгом развернуло, и мы чуть было не врезались в неожиданно появившийся из-за угла израильский танк. Из командирского люка спрыгнул молодой офицер и, направив в нашу сторону автомат «Глилон», отрывисто закричал:

– Выйти из машины! Предъявить документы! Какого черта вы здесь делаете?

Мы вопросительно посмотрели на Семена, самодовольная рожа которого побледнела и вытянулась. Я уже проклинал себя за то, что взял с собой пистолет. Вооруженных журналистов не бывает, и как нам теперь отмазываться, было совершенно непонятно. Мы вышли из машины, Семен пытался втолковать что-то молоденькому офицеру. Увы, безуспешно. Накал разговора нарастал. «Теперь мы точно сядем, – подумал я, – а с меня еще и погоны снимут». Вдруг над ухом раздался бесшабашный молодой голос:

– Алё-малё, пацаны, что вы здесь делаете?

Из водительского люка вылез одетый в тельняшку, перемазанный как черт, сверкающий белозубой улыбкой наш Виталик. Должен признаться, что я еще никогда так не радовался встрече со своим спарринг-партнером по тренировкам. Последовали путаные объяснения с офицером, который, так и не получив вразумительного ответа о причине нашего визита в зону боевых действий, дал Виталику подзатыльник, махнул на нас рукой и залез обратно в танк.

В некотором замешательстве мы продолжили путь. Разговор как-то не клеился, лишь Семен процедил сквозь зубы:

– С этого момента ни слова на иврите.

Мы проезжали по центру Шхема, который арабы на греческий манер называют Наблусом. Город производил удручающее впечатление: по обочинам чадили покрышки, многочисленные магазинчики и лавочки были закрыты. Ни машин, ни пешеходов – люди попрятались по домам, наблюдая за нами из-за опущенных жалюзи.

 

Ориентиром нам служил православный храм «Над колодцем Иакова». Вот уже и показался справа церковный купол. Мы повернули и прямо перед собой увидели изрешеченные пулями и осколками ворота со знакомым символом «святогробцев». По другую сторону дороги громоздились трущобы лагеря палестинских беженцев, над ним реяли флаги ООП и одинокий голубой флаг ООН. Сейчас лагерь больше всего напоминал разворошенный муравейник. Узкие улочки перекрыты баррикадами, провалы окон обрамлены черной копотью – следами пожаров. Мы с опаской смотрели на эти пустые окна. Оставив машину у храма, который создавал иллюзию хоть какой-то защищенности, то и дело поправляя телевизионные жилетки и вооружившись телека-
мерой, мы нырнули в этот улей. Если бы не Семен, который знал дорогу, у нас здесь не было бы шансов. Тут и там на нас смотрели дула «Калашей», в тревожной тишине пронзительно звенел детский плач. К Семену подбежал пацан, последовал короткий диалог, и мы, окруженные уже стайкой детишек, углубились в причудливый лабиринт переулков, лестниц и крыш. Дети всегда остаются детьми. Мы вызвали у них живейший интерес. Провожая нас, они весело галдели и тащили с собой части оружия и амуниции – детские игрушки на театре военных действий. Пару раз нам преграждали путь вооруженные подростки, но Семена здесь знали и по-своему любили. Его карманы казались бездонными, каждый раз он доставал из них то пачку сигарет, то плитку шоколада. В какой-то момент он сказал:

– Накинете потом еще сотню баксов на представительские расходы. Мы почти у цели.

– Как зовут нашего партнера по переговорам? – обратился к Семену Верещагин.

Семен важно надул щеки и сообщил:

– У арабов самое уважительное обращение – по имени старшего сына. Его старшего зовут Рамадан, так что лучше всего к нему обращаться Абу-Рамадан.

В этот момент мы оказались в круглом внутреннем дворике, над которым нависало невообразимое количество постоянных и временных построек.

– Сёма, сразу хочу тебя предупредить, что твой старый трюк с Черным Абдуллой, когда  ты за двадцать долларов переодеваешь мирного арабского булочника и выдаешь его за матерого головореза, здесь не проканает.

Семен обернулся, изобразив поруганную невинность:

– Лёва, я профессиональный журналист с мировым именем, я никогда…

– Семен, я тебя давно знаю и очень люблю, мы потом вместе посмеемся над тем, как ты полгода назад брал эксклюзивное интервью у полевого командира. Ты, Сёма, хотя бы прописал ему, что говорить, а то у людей, которые знают арабский, от смеха случилась истерика. Я тебя сразу предупреждаю: Александр Владимирович свободно владеет арабским.

 

Семен погрустнел и понуро сказал:

– За твой, Лёва, склочный еврейский характер тоже недурно бы накинуть. С тебя еще две бутылки коньяка.

– Я тебе даже накину банку шпрот на закуску, только пошли скорее, – свел я все к шутке, покосившись на Макса, который совершал над собой героические усилия, чтобы не покатиться со смеху в не самом подходящем для этого месте.

– Раз разговор зашел о выпивке, то есть у нас одна старая традиция, – сделать по глотку доброго коньяка перед важным делом.

При этих словах Верещагин, открыв небольшой футляр, извлек из него изящную фляжку и  четыре стопочки.

– До дна!

Когда Максим нерешительно пригубил содержимое, Верещагин почти силой влил в него коньяк. К моему удивлению коньяк оказался паршивым, и вместо благоухания благородного напитка во рту остался аптечный привкус.

 

*******************

  • Для отзывов и заказа книги: 054-4336738, 054-7471366; gregor5@015.net.il, denis@zlat.co.ilОБ АВТОРАХ КНИГИДенис Златопольский — лингвист и историк,  создатель клуба исторического фехтования «Рыцари Иерусалима», дипломированный израилский гид.  После  окончания Иерусалимского университета совмещал работу в музее по реконструкции древних ремесел с экспертизой подлинности антиквариата. Таким образом, Денис познакомился не только с академической археологией, но и увидел, как выглядит закрытый мир «черных копателей».
    Закончив курсы при министерстве туризма, он начал работать гидом, а интерес к теологии привел его к работе с православными паломниками. Денис Златопольский предлагает своим клиентам разнообразные экскурсии. Сайт — http://zlat.co.il/
  • Григорий Тамар — офицер запаса, биолог по образованию, журналист и военный историк.  Занимался медицинскими исследованиями, но в Израиле его больше знают как музыканта и общественного деятеля. Он выпустил несколько сольных альбомов. В 2003-м году Григорий успешно реализовал свой первый проект – Иерусалимский фестиваль русского рока. В последующие годы он выступал генеральным продюсером десятков важных культурных проектов. В 2008 году Григорий Тамар баллотировался на выборах в Иерусалимский городской совет. Опыт политической борьбы и интерес к военной истории привели его в журналистику. Продюсер фестиваля «Рыцари Иерусалима». Сайт — https://gregortours.com/

    ФЕСТИВАЛЬ «РЫЦАРИ ИЕРУСАЛИМА» ПРОЙДЕТ В ЭТОМ ГОДУ 21, 22 И 23 СЕНТЯБРЯ В ЭЙН-ЯАЛЬ

    Подробную информацию можно найти на сайте: abirim.net
    Страница в фейсбуке — https://www.facebook.com/Jerusalem.knights.festival/?ref=ts&fref=ts
    Страница мероприятия — здесь
    Предварительный заказ билетов  в кассе «Браво»  — http://bestbravo.co.il/announce/56468
    Билеты   можно также приобрести  в дни фестиваля непосредственно в Эйн-Яэль

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Афиша

« Сентябрь 2017 » loading...
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28
29
30
31
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
1

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top