Гастроли

Андрей Кончаловский в интервью: «Я не меняю оркестрантов, когда играю симфонию!»

Фото с официального сайта  Андрея Кончаловского http://www.konchalovsky.ru/photogallery/

«Сцены из деревенской жизни» и «комедия» – так сам Чехов охарактеризовал свои пьесы «Вишневый сад» и «Дядя Ваня», по сей день остающиеся столь пронзительными, щемящими и глубокими, столь эталонными образцами драмы, что впору назвать их «энциклопедий драматургии». Или энциклопедией жизни. Его пьесы притягательны — такими были и такими остались. Эти пьесы – большая литература и им требуется большая сцена.  И никто не удивляется тому, что их вновь и вновь ставят уже больше века. Тому, что к ним все время,  вновь и вновь обращаются большие режиссеры.

 

«Вишневый сад» в постановке Андрея Кончаловского стал заключительной частью чеховского триптиха режиссера на сцене театра имени Моссовета, начатого спектаклями «Дядя Ваня» (2009 г.) и «Три сестры» (2012 г.). Трилогия – авторский проект режиссера, выступающего в этих спектаклях и в качестве художника, объединившего все три постановки единым решением сценического пространства разного в частностях, но унитарного в целом.

Вот как сам Андрей Кончаловский пишет о «Вишневом саде: «Пьесой «Вишневый сад» закончилось великое творчество Антона Павловича Чехова. Он писал ее, будучи тяжело больным и невесело шутил, что, по его докторским расчетам, он задержался на этом свете, по крайней мере, года на три. Зная приближающуюся развязку, он решил попрощаться с жизнью весело, именно поэтому он писал «Вишневый сад» как комедию. Прощальная шутка гения…

Сцена из спектакля «Вишневый сад»


Тем не менее, очень многие режиссеры, включая Станиславского и Немировича-Данченко, видели в этой пьесе драму. Участники творческой группы Художественного театра, которые на первой читке не могли сдержать слез, можно понять. Для них каждое слово пьесы отзывалось голосом любимого и близкого им человека, здоровье которого таяло на глазах. Действительно, и более поздние попытки понять, в чем же юмор этой пьесы, редко были убедительными.
Наш «Вишневый сад» — заключительная часть трилогии, над которой мы работали 8 лет.
Это — очередная попытка максимально приблизиться к восприятию Чеховым своих героев и жизни, которую он так любил…
Надеюсь, что усилия услышать истинный голос Антона Павловича не были тщетными…»

Предлагаем вашему вниманию интервью, взятое  несколько лет назад по поводу гастролей в Израиле «чеховских»  спектаклей  Андрея Кончаловского.

Андрей Кончаловский готовится к новому завоеванию Израиля, без единого выстрела, своим искусством — после того, как он уже «взял нас»  несколько лет   назад с «Дядей Ваней  и «Тремя сестрами». На сей раз будет «Дядя Ваня» и «Вишневый сад».  Сочетание беспроигрышное: Чехов, Кончаловский, Театр. Невозможно не посмотреть. Но интересно не только то, что Кончаловский везет нам Чехова, и не то, что он выступает в еще не самой привычной для нас роли театрального режиссера, интересен в первую очередь масштаб его личности. Андрей Кончаловский – один из немногих, кто позволяет себе иметь свой взгляд на вещи, не менять его, и самое главное – открыто его высказывать. Поэтому он один из немногих, кому веришь безоговорочно.

— Премьера вашей постановки «Дядя Ваня» состоялась в 2009 году. Как спектакль развивался за эти годы?
— Все течет, все меняется, как в жизни, так и в спектакле. Пока, по-моему, спектакль хуже не становится.

— Когда фильм вышел на экран, что-то поправить в нем уже невозможно. Другое дело – спектакль, каждый раз актеры играют его по-другому. А режиссер может вмешаться, что называется, по ходу пьесы?
— Безусловно. Я поэтому и езжу на спектакли, смотрю их. Спектакль меняется, и это естественный процесс — актеры растут, по-другому начинают понимать многие вещи. Постановка — это живой мир. И если зритель к ней относится именно так — как к чему-то живому, — то актер пытается понять характер своего героя. И конечно, много всего разного на сцене происходит. Траектория характера — я бы сказал так — от спектакля к спектаклю меняется.

— Спектакли «Три сестры» и  «Вишневый сад» —  прямое продолжение и развитие «Дяди Вани». Для вас было принципиально важно, чтобы практически все актеры, занятые в «Дяде Ване», получили новые роли и в продолжении «Чеховской симофнии»?
— Все очень просто: я не меняю оркестрантов, когда играю другую симфонию!

Сцена из спектакля «Вишневый сад»

— Невозможно сказать во время работы над постановкой, понравится ли она зрителям. Но предчувствие успеха у вас есть? Что для вас вообще мерило успеха? Вот вы сами для себя знаете про тот или иной фильм, спектакль, оперу — что — вот это да, успех!?
— Нет, не знаю. И не думаю, что имею такой уж большой успех…

 

— Позвольте с вами не согласиться – я, как и миллионы зрителей, очень люблю ваш «Романс для влюбленных» и «Рабу любви»…— Я думаю, что успех — это когда есть возможность делать что хочешь и с кем хочешь. И после окончания одной работы начинать новую. И когда ты кому-то нужен. Вот это, по мне, — успех.

— Вы как-то сказали: «Легко любить героев талантливых, не сломленных горем или самой жизнью. Трудно любить посредственных, неспособных на подвиг обывателей». А вы их любите, чеховских героев?
— Да, безусловно. А как их не любить? Чехов их любил. Я  пытаюсь следовать за ним.
Я не думаю, что когда-нибудь закончу тему Чехова, потому что его можно ставить бесконечно, повторять и исправлять. Конечно, у меня всегда есть желание ставить Чехова, так как великой драматургии не так много. Нет никаких других причин ставить Чехова. Причина всегда одна – понять. Понять Чехова. Но кроме Чехова ещё есть Стринберг, Шекспир и Эсхил, так что еще есть, над чем думать!

 

Напомним еще одну цитату из Андрея Кончаловского «Когда меня спрашивают, почему именно «Дядя Ваня» или в чем актуальность Чехова, я с грустью думаю, что недалеко то время, когда журналисты будут спрашивать Риккардо Мути, в чем актуальность Моцарта или почему Гергиев исполняет именно Девятую симфонию Шостаковича.
Чехов – это Симфония. Симфония жизни. Жизни без трагических событий, грандиозных свершений или душевных порывов, жизни, в которой нет Героев, простой, как он сам говорил, «серенькой, обывательской жизни…». Человек не в состоянии неотрывно смотреть на луну, чтобы видеть, как она закатывается за горизонт. Человек не способен смотреть на дерево и видеть, как оно желтеет. Так же нам не дано так пристально смотреть на жизнь, чтобы видеть, как жизнь приводит к смерти. Однако мы знаем, что и луна закатывается, и дерево желтеет и осыпается, и жизнь приходит к концу. Чехов как художник был способен увидеть и разглядеть жизнь так пристально, как никто другой в истории искусства. В сущности, Чехов был основоположником той самой современной драмы, которая пришла на смену романтической трагедии XIX века.
Легко любить героев талантливых, не сломленных горем или самой жизнью. Трудно любить посредственных, не способных на подвиг обывателей. Чехов любит именно этих людей, потому что он знает – жизнь уникальна и коротка…Как вырвалось у Цветаевой: «… еще меня любите за то, что я умру…». Чехов очень точно выразил свое представление о театре: «На сцене люди обедают, пьют чай, а в это время рушатся их судьбы».


Сцена из спектакля «Дядя Ваня»

— Как должны строиться взаимоотношения Художника и Власти? Зависит ли художник от власти? Можно ли быть внутренне свободным в несвободной стране?
— Что значит – «должны»? Они вообще могут и не строиться! Но вы знаете, бывает разная власть: власть, которая даёт деньги, – это одна власть, власть, которая контролирует идеологию, – это совсем другая власть.

— Вы уехали из Советского Союза в 1980-м году по идеологическим причинам или Вам просто хотелось попробовать свои силы в Голливуде?
— Вообще-то я просто хотел путешествовать по миру, а для этого надо было зарабатывать деньги. Если бы я мог тогда зарабатывать деньги в России и свободно путешествовать по миру, я бы из России никуда не уехал. Но сегодня такое стало возможным.

— Вы не прижились в Голливуде, несмотря на то, что сняли там несколько очень удачных фильмов, которые до сих пор на виду. Вы открыли миру звезду Настасью Кински. Вашей женой была американская звезда Ширли Маклейн. Фильм «Танго и Кэш» стало той соломинкой, которая «переломила спину верблюду»? После того, как вас оттуда «ушли», вы решили оттуда уехать?

— Дело в том, что Голливуд – это не американское кино, как Нью-Йорк – не Америка. В нём существуют определённые правила, которые год от года меняются. Раньше стоимость картины была относительно невысокой, можно было делать разное кино, существовали независимые продюсеры. Потом Голливуд стал униформироваться, в него вошёл Уолл-Стрит, поэтому Голливуд потерял ту самую гибкость и разносторонность, которую имел в 80-е годы. Поэтому я оттуда и уехал.

— А по поводу европейского кино, которое отличается от Голливуда…
— В европейском кино я мало работал. Оно, конечно, отличается от американского. В европейском кино режиссёр – автор, поэтому он имеет серьёзные возможности, в отличие от американском кино, где авторского очень-очень мало: можно по пальцам пересчитать его представителей.

— Какое впечатление на Вас произвёл и производит Израиль?
— Мне нравятся молодое поколение израильтян: это – современные, динамичные и оптимистичные люди, мне интересно на них смотреть.

— Что Вы могли бы пожелать израильским зрителям, которые придут на Ваши спектакли?
— Я бы хотел, чтоб они испытали хотя бы часть того, чтобы пережил я, когда ставил эти спектакли, чтобы они радовались за героев там, где радовался я, и сострадали им там, где сострадал им и я. Ради этого, собственно, мы и делаем искусство – чтобы поделиться чувством. Если израильтяне на наших спектаклях это переживут вместе с нами, то – мы достигли цели.

Интервью брали Евгений Кудряц и Полина Лимперт

 

Театр имени Моссовета в Израиле
«Дядя Ваня». Сцены из деревенской жизни в 2-х действия

11 мая 2018 года, пятница, Хайфа, Театрон ха-Цафон, 20:00
15 мая 2018 года, вторник, Тель-Авив, Центр сценических искусств — «Бейт ха-Опера», 20:00.
Постановка и сценография – Андрей Кончаловский. Художник по костюмам — Рустам Хамдамов. Композитор — Эдуард Артемьев
В ролях: Александр Домогаров, Юлия Высоцкая, Александр Филиппенко, Павел Деревянко, Наталия Вдовина, Александр Бобровский, Лариса Кузнецова и многие другие.

«Вишневый сад». Комедия в 4-х действиях.
12 мая 2018 года, суббота, Хайфа, Театрон ха-Цафон, 20:00
14 мая 2018 года, понедельник, Тель-Авив, Центр сценических искусств — «Бейт ха-Опера», 20:00
Постановка и сценография — Андрей Кончаловский.
В ролях: Александр Домогаров, Юлия Высоцкая, Виталий Кищенко, Наталия Вдовина, Галина Боб, Александр Бобровский, Лариса Кузнецова и многие другие.

Линк на видео:

 

Организатор гастролей — Марат Лис, руководитель компании «Cruise International».Заказ билетов на сайте организаторов гастролей – продюсерской компании Cruise International или по тел. 03-6960990

Фото – © Сергей Петров,  © Елена Лапина, ©  Тимофей  Алексеев  – предоставлены пресс-службой театра  Моссовета

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Афиша

« Июль 2018 » loading...
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top