Гастроли

Дмитрий Бозин в «Федре»: Мы творим мифы прямо на сцене…

Интервью с Дмитрием Бозиным в преддверии гастролей в Израиле театра Роман Виктюка со спектаклем «Федра» в январе 2018 года. 

Автор интервью – Севиль Велиева (сайт http://hooligan.co.il)

 

— Дмитрий! Добрый день! Давайте начнем с самого начала. Ваша детство прошло во Фрунзе (нынешний Бишкек). По-вашему, место, где прошли первые годы, оказывает влияние на жизнь человека или это всегда случайность?

— Не могу сказать за всех, но на меня точно повлияло. Для меня рождение в тех краях и то, как там все было… слушайте, вы меня возвращаете, черт знает на какое время назад! Мне в Киргизии в те времена было мне очень комфортно. Это был столичный город, у меня были все друзья киргизы.

 

— Спрошу по-другому: вы восточный или западный человек?

— Я — абсолютно восточный человек. Восток — это то, что все время со мной. Это базовая составляющая моих взаимоотношений с миром. Я все воспринимаю с позиции Востока: в пластике, в энергетике, в философии. Мне это близко настолько, что я женился я на черкешенке. Фатима — наполовину черкешенка.

 

— Вы сказали, что восточные мотивы влияют на ваше творчество, поэтому спрошу сразу: что такое Мифологический Театр Дмитрия Бозина?

— На определенном этапе, когда количество моих ролей, выходящих за рамки человеческого осознания, выросло настолько, что мне стало понятно, что нужно обладать какой-то собственной системой, чтобы с этими ролями взаимодействовать. Мистическая составляющая в мое творчестве пришла очень рано, со спектакля «Когда пройдет пять лет» Маргариты Тереховой. У Лорки это абсолютно космическое произведение, и, конечно, я осознавал, что той системы, которой я пользовался по окончании института, мне не хватало, чтобы этот спектакль сыграть полноценно. Я стал задумываться на эту тему. Потом пришли другие спектакли той же мистической направленности: «Философия в будуаре» по Маркизу де Саду, «Осенние скрипки». Роман Виктюк поставил нас тогда в такие условия, что мы сразу поняли: мы не будет играть обыкновенную бытовую пьесу про жену, мужа и любовника… Важен был не «треугольник», то, что судьба и случай привели к этой ситуации. Виктюк прямо на сцене показывал силы, которые приводят к таким вещам. На сцене, например, появлялись три Пьеро, катающиеся на роликах — и всем становилось очевидно, что это Судьба. Мы, кстати, показывали этот спектаклей в Израиле восемнадцать раз! Месяц жили у вас, и это был месяц, когда я часто ходил на море, чтобы подумать. Просто подумать, при помощи какой внутренней системы можно сыграть такие сложные схемы, когда совмещаешь несколько сценических ролей. Чтобы не режиссер придумывал тебе такие схемы, а ты сам.

 

— Так вы пришли не только к своему Мифологическому Театру, но и к моноспектаклям? У вас их сегодня четыре. Почему моноспектакли интересны для актера? И что они дают зрителю? Будем откровенны: часто на моноспектаклях зрителю становится скучно.

— Моноспектакли я начал делать к 40 годам. Я считал, что к этому времени мои актерские техника и опыт, многообразие голосов и образов внутри меня, уже позволят удерживать внимание зрителя. Зритель увидит не одного человека, который стоит перед микрофоном и читает им слова. Они будут видеть разные миры. Самое главное, что меня привлекает в моноспектаклях — это возможность соединять противоположные, на взгляд зрителя, источники, проявляя через них единство темы. Получается такой перевертыш внутри темы. Внутри моноспектакля гораздо легче соединять разные литературные источники.

 

— Продолжите говорить о Мифологическом театре Дмитрия Бозина?

— Так вот, так я начал потихоньку строить свою систему. Когда начинаешь общаться с первородным мифом, созданный много веков назад, то начинаешь яснее понимать случайности, совпадения, бытовые коллизии, которые на самом деле не просто так происходят. Мне потребовалось на это 20 лет. В конце концов, я пришел к выводу, что Пушкин, Мелвилл, Бальзак написали три мощнейших произведения в истории человечества: «Руслан и Людмила», «Моби Дик» и «Шагреневая кожа» — внутри которых заложена одна и та же формула. Я строю свою программу по этой формуле. А самое главное в моей мифологике — это ее отличие от мифологии. Пока ты работаешь над мифологией — то есть изучаешь мифы, ты обращаешься к тому существу, которое стало разговаривать с человеком еще до того, как человек создал мифы.

 

— И вы на сцене создаете мифы?

— Да! И это самое потрясающее, самое интересное. В данном случае мы не рассказываем некий миф, а творим его на сцене. И в данном случае спектакль «Федра», который к вам поедет на гастроли — он вершина этого мифотворчества в плане создания персонажей. Мифологика позволяет мне в импровизационном режиме прямо здесь и сейчас создавать персонажи. И потому в спектакле есть абсолютно разные Федры, мировоззрения, разные реакции на одно и то же событие.

 

— Не ставите ли вы перед зрителями слишком высокую планку?

— Я уже много лет ставлю перед зрителем планку, которой он боится. И я верю, что эта планка и есть его настоящая сущность. Но дело не в этом… В «Федре» еще и сама Цветаева поставила планку, которую даже сами литературоведы не в состоянии достичь.

 

— Есть мнение, что «Федра» — это самое странное произведение Цветаевой

— Именно так. И при этом, это одно из самых честных ее произведений. Пьеса написана о фантастической чувственности. О сверхчувственности. И было бы странно и нечестно писать о сверхчувственности понятными словами. Когда вы сами попадете в такое состояние, и вас кто-то со стороны спросит, что вы чувствуете — вы не сможете этого описать обычным языком.

Честно говоря, я с трудом представляю себе того, кто полностью поймет «Федру». В замечательной пьесе «Орфей и и Эвридика» есть ответ Харона Орфею: «Ты хочешь понять? ты вложил свою руку в мою, ты пошел со мной на самый край ночи, а теперь ты хочешь понять?!»

В данном случае сверхчувственность является главным. Сверхчувственность внутри Цветаевой, внутри сюжета спектакля. Это самое главное, о чем она хочет сказать. Цитирую Блока, его «Демона»:

Ты знаешь ли, какая малость — та человеческая ложь
Та грустная земная жалость, что дикой страстью ты зовешь?

 

— Прелестно. И что?

— Не обманывай себя, не называй страстью то, что еще пока является всего лишь человеческой нежностью, пониманием, теплом. Не предполагай это бешеной страстью, потому что когда она придет к тебе по-настоящему, ты не будешь знать, какими словами это описать. И Цветаева в этом смысле — величайший поэт, потому что нет больше на сегодняшний день поэта в русском языке, который бы столь точно и столь честно вскрыл это. Ни один из мужчин, каким бы чувствам он ни был подвержен и как бы потрясающе ни писал стихов — никто не мог выйти на этот уровень. Бродский это подтверждал, говоря, что Цветаева — величайший поэт XX века. Не надо ничего понимать в «Федре», а просто надо в это погружаться, как в транс и ритуал и цепочку заклинаний… потому что этот спектакль и есть заклинания погружения человека в чувственный мир. Цветаевой самой хотелось, чтобы мы там оказались, и она сама там была, и спектакль сконструирован очень точно, очень мощно, чтобы погрузить человека туда, в мир чувственности. Там много пластики, много музыки.

 

— Вы говорите о спектакле как о сверхчувственном, за пределами физического. А сама Цветаева отводила телесному, земному, физическому огромную роль в своей «Федре». И причиной страсти Федры была исключительно красота пасынка, внешняя, а не духовная. Цветаева всячески подчеркивает ,что Федра – несчастная женщина, она ее оправдывает, жалеет. Что же шаманского и трансцендентального в этом спектакле? Зачем было искать то, чего автор сам не видел своем произведении?

— Я — глубоко телесный человек. Когда я говорю о трансцендентальности шаманизма, я считаю его вершиной телесности. Это твое тело идет в путешествие, это воображение твоего тела позволяет приобретать мириады образов. Я им путешествую! А дух является проводником тела, дух пробуждается телом. Я полностью солидарен с Цветаевой: она не просто оправдывает Федру, она возносит Федру-женщину на вершину, преклоняется перед ее смелостью. Потому что требуется большая отвага, чтобы погрузиться в пучину таких страстей без оглядки. Федра не смогла остановиться, и не захотела. Она — дочь своей матери, полюбившей быка в свое время. Она хочет чувствовать и не сдаваться перед трудностями. Дух нельзя отрезать от тела, а тело — от духа. Я ненавижу выражение «примитивные инстинкты». Инстинкты не бывают примитивными! Они древнее и глубже нас, мудрее нас и более объемные, чем наши осмысленные реакции. Но когда Цветаева обращается к инстинктам, она способна сформировать великолепные высокоинтеллектуальные формулы, в том числе словесные:

На два слова, на два слога!
На пол-звука, на пол-взгляда,
Четверть-звука, отклик эха…
На лишь ока взгляд,
лишь века
Взмах

 

-Федра — это пятая женщина, которую вы играете. К чему такие эксперименты? Почему мужчина может сыграть женщину лучше, чем женщина?

— Я никоим образом не считаю, что мужчина может лучше сыграть женщину, или женщина — мужчину. Нет. Я не понимаю выражения «люблю женщин». Какую конкретно? Как зовут ее? Или — «я люблю мужчин». Неправда. Ты любишь от силы десятерых. Максимум. Все остальные просто ходят вокруг. Поэтому вопрос не в том, что мужчина играет женщину, а в том, что Бозин играет женщину.

 

— Тогда еще конкретнее, наверное — Бозин играет какую-то конкретную женщину, например, Дух ночи в «Федре».

— Когда Виктюк предложил мне эту роль, он прекрасно понимал, что я не буду играть Федру. Я стану искать, как дух ночи вселился в кого-то и будет путешествовать и расскажет людям, что было внутри у Федры в тот момент, когда она была охвачена страстью. Не что было, а кто, вернее. Я считаю, что все эти годы именно мужская моя сущность позволяла мне транслировать женщинами в зале мое обожание Саломеи в каждой из них, Федры в каждой из них. Женщина не может этого сделать. Женщина будет показывать вам себя и Федру. А я показываю вам вас и мое обожание того, что заложено в вас.

 

— Спасибо, Дмитрий! Будем ждать возможности найти в себе Федру.

 

******

Театр Романа Виктюка. «Федра»
Хайфа, 5 января 2018 года, пятница, зал «Аудиториум», 20:00
Ашдод, 6 января 2018 года, суббота, Центр сценических искусств, 20:30
Тель-Авив, 7 января 2018 года, воскресенье, театр «Гешер» — зал «Нога», 20:00

Ссылка на видео: https://www.youtube.com/watch?v=cHO8mdlefoc
Заказ билетов на сайте продюсера – компании Cruise International:

Сайт театр Романа Виктюка — http://teatrviktuka.ru/

 

Фотографии (©  Мария Тер) предоставлены пресс-службой театра и компанией Cruise International

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Афиша

« Январь 2018 » loading...
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top