Интервью

Тамар, дочка Автандила

Инна Шейхатович. Фото: Йосси Цвекер

 

Вечер. Звезды мелкими бриллиантами прокололи бархат над шелестящим зимним Тель-Авивом. Сияние здания Оперы оперного угасает среди черных деревьев. Здесь поют, живут другими, не своими жизнями. Я вспоминаю запись, которую видела недавно.

…Ее зовут Дездемона. Нежная венецианка. Это ее последняя ария. Она прощается. Легкие жесты красивых рук будто очерчивают пространство вокруг нее, отделяют эту маленькую женщину в белом от роскоши дома, хлопотливой служанки-наперсницы Эмилии, от прошлого и будущего. От любви и жестокого наговора. Она предчувствует беду. И ясным кристаллом звучит ее любовь. Ее чистота. И тихо, мягко льется ее молитва. Дездемона простилась с миром. Золото позднего вердиевского шитья растеклось над залом. В партии Дездемоны была грузинская певица Тамар Ивери. Артистичная, похожая на итальянских кинозвезд. Обладательница свежего, чарующего, инструментального сопрано.

…Мы сидим на тихой кухне в тель-авивской квартире, которую Израильская Опера снимает для приглашенных солистов. Хозяйка – это она так тепло и печально пела Дездемону — разливает чай. Сияние ее глаз – как блеск ночного озера под луной. А уж если женщина признает красоту другой женщины, в победной силе этой красоты можно не сомневаться.

В артистической биографии Тамар Ивери главные партии мирового оперного репертуара. Амелия в «Симоне Бокканегра», Виолетта в «Травиате», Лью в «Турандот», Донна Анна в «Дон Жуане», Елизавета в «Доне Карлосе», Сестра Анжелика в «Триптихе» Пуччини, Татьяна в «Евгении Онегине»… Победы на моцартовском и вердиевском международных конкурсах. Овации самых искушенных мировых залов… Сейчас удивительная Тамар приехала к нам петь Маргариту в опере Шарля Гуно «Фауст». Причем, поначалу она в списке участников постановки не значилась. Но – все вышло, как должно было выйти. «Как вам нравится Израиль?» — спрашиваю я. «Очень нравится! Я рада, что так все совпало, что я здесь! Нравится зелень, и пляжи, и Яффо…».

 

— Вы у нас впервые?

— Я уже приезжала в Израиль, когда солировала в Девятой симфонии Бетховена, дирижировал Лорен Маазель. Мы исполняли великую музыку в знак того, что искусство может принести мир… У вас в те дни было неспокойно…

 

— Вы знали об этом – и поехали?

— Если мое пение может хоть немного послужить миру — что может быть важнее и лучше? Помочь людям помириться – это так прекрасно. Наш автобус останавливали, входили люди с автоматами, все были напряжены – но атмосфера концерта была удивительной!

 

— В каком количестве постановок вы выходили на сцену в партии Маргариты?

— Это будет второй раз. Мой дебют в этой партии состоялся в 2007 год в Хьюстоне. Для меня Маргарита — очень важная партия. Я впервые запела на оперной сцене на французском языке. А это другой мир, другая природа, все не так, как в итальянском. Итальянское пение — округло, здесь все в носу, ощущение текста и музыки совершенно другое. Я знаю перевод каждого слова, это важно – тогда живешь в партии иначе.

 

— Спектакль «Фауст» в Хьюстоне по акцентам, по трактовке отличался от постановки Стефано Пода, в которой вы будете петь в Израиле?

— Да, это совершенно разные миры! Там было все классично, привычно, здесь – новаторская концепция. Этот режиссер иначе видит Маргариту. А как– это сами поймете на спектакле. Он мне на репетициях говорил «Ты держишься, как Грейс Келли, приди в другой         одежде. Хочу видеть тебя в другом стиле».

— И вы оделись в другом стиле?

Она встает из-за стола:

— Вот как я сегодня пришла.

Платье – как из отдельных листочков дерева собранное, колготки с прорезями. Рокерша? Королева разбойников? Но – стильно и красиво.

 

— О чем она, ваша Маргарита?

— Этот образ в опере – главный. Недаром сам Гуно называл свое создание не «Фауст», а «Маргарита». Она сама искренность, чистота, она беззаветно любит. А Фауст и Мефистофель ее губят, предают. Она несчастная жертва. Я хочу, чтобы публике было больно, чтобы она видела на сцене не примадонну в роли Маргариты, а Маргариту. Страдающую, трагичную.

 

— С кем из израильских дирижеров вам приходилось работать?

— С Даниэлем Ореном. Он дирижировал «Богемой». И в партии Мими мне кое-что интересное подсказал. У него очень высокий авторитет специалиста по операм Верди и Пуччини. Но он взрывной, сложный, у него безумный темперамент. Я даже почти обиделась на какое-то замечание, а он с улыбкой говорит: «Добро пожаловать в мой мир!». Очень приятно, что новый интендант Тбилисской оперы, наш знаменитый певец Бадри Майсурадзе, пригласил Даниэля Орена на постановку «Аиды» в наш театр. Пятого марта – премьера. Уж не знаю, как Майсурадзе удалось получить право перенести на грузинскую сцену спектакль в режиссуре Дзеффирелли, но это огромное событие для нашей культуры. У нас в Грузии никогда не видели спектаклей Дзеффирелли, не знакомы с Ореном – и я рада, что это произойдет!

— Как вы начали петь?

— Мой папа – знаменитый грузинский певец Автандил Джавахишвили. Он был энциклопедически образован, и был страстным коллекционером, — наша домашняя фонотека содержала уникальные вещи. Вечерами в доме собирались друзья, слушали, спорили. Всегда говорили о музыке. О Джузеппе Ди Стефано, о Франко Корелли. О знаменитых певцах с мировыми именами. Я женщин, певиц слышала в детстве меньше. Как и положено девочке из музыкальной и интеллигентной семьи я занималась музыкой, играла на фортепьяно. Петь мне нравилось – я даже ходила по нашим «итальянским дворикам» и пела для соседей. Мне давали за пение яблоки и конфеты. «Мишку косолапого» — я любила эти конфеты. Однажды во время выступления почувствовала, что кто-то меня хватает за ухо. Мама! Ей не понравилось, что дочка кочует по дворам, как бродячая акробатка. Папа брал меня в свои концерты. И я веселила публику, пела итальянские песни. Думала, что хорошо бы стать, как Рамина Пауэр, как Мадонна…

И однажды папа поставил мне запись. Джоан Сазерленд исполняла арию «Kasta Diva» из «Нормы». Есть много хороших певиц, и ария эта знаменитая всегда и всюду звучит, ее любят миллионы — но то исполнение, тот момент слушания я не забуду никогда. Я была очарована, околдована. Меня эта запись изменила. Навсегда. Моя судьба решилась. Я спросила у папы: — Через сколько времени я смогу так петь? Он сказал, что надо много времени и труда. Я спросила «три месяца хватит?». Папа сказал, что три месяца – мало, но можно попробовать, если я буду упорно работать. И мы начали заниматься. Я старалась изо всех сил. Через три месяца я спела арию Нормы. И – почти ничего не вышло. Это было сыро, слабо. Несовесовершенно. И папа сказал: «Искусство оперы не всех пускает в свои границы. И не все могут, хотят остаться в этом искусстве. Ты можешь. Я хотел показать тебе, что путь к вершинам труден. Может, лет через пятнадцать ты споешь эту арию так, как надо». И я на самом деле через пятнадцать лет спела арию «Kasta Diva». В концерте, который я посвятила памяти папы. Нервничала ужасно, не совсем справилась… Папы не стало, когда мне было 19 лет. Он меня на сцене не увидел, и это мне очень грустно.

 

— Ваш папа какое-то время жил в Казахстане. Даже по-казахски разговаривал…

— Мой дед был известным журналистом. Очень серьезным. Что-то в его издании было напечатано такое, что возмутило власти. Дедушку и бабушку с двумя детьми бросили в поезд, в товарный вагон, долго везли – и выбросили в казахстанской            степи. Без крова. Без средств. Но семья не погибла. Я даже недавно узнала, что мой папа и его брат Язон спасли жизнь одному человеку, носили ему за три километра лекарственную воду… А папа никогда об этом не рассказывал.

 

-Где ваш дом сегодня, Тамар?

— В Вене и в Тбилиси.

 

— Я знаю, что в Грузии вы начинали свой путь в опере Батуми…

— Да, все так. И я там даже впервые исполнила цикл еврейских песен Йосефа Барданашвили…

 

-…известного и уважаемого израильского композитора… Как вы познакомились с мужем?

— О, это была очень романтичная история. Нас познакомил наш общий друг, певец. И не лично — а в фейсбуке. Мой будущий муж         Рауль жил в Вероне…

 

— …городе Ромео и Джульетты…

— …да, это символично… Я сказала, что буду петь в «Арена ди Верона». Разговор был в январе, а спектакль ожидался в мае. Он сказал, что непременно придет. И я была уверена,

что он забудет. Мы эти четыре месяца не общались. А перед спектаклем он объявился. Попросил билет. Я знала, что с этим непросто, на премьеру солистам дают очень ограниченное количество контрамарок, поэтому я позвала его на генеральную репетицию. И мы познакомились.

Первая моя мысль, когда я его увидела, была «какой красивый»… Мой муж занимался борьбой, успешно, а потом, после травмы открыл бизнес.

 

— Он уважает вашу профессию?

— Да, он очень гордится! На нашей свадьбе патриарх ему сказал: «Ты знаешь, что берешь в жены большую певицу?».

 

 — Он ревнует вас к сцене, к партнерам? Боится измены?

— Мой муж – глубоко религиозный человек, он даже мысли такой не допускает. И я тоже… У нас двое детей, близнецы. И я счастлива, что кроме искусства, пения, у меня еще есть хорошая семья.

 

— У вас есть горячие поклонники, вас любит публика в разных странах мира. Были ли интересные случаи с участием ваших почитателей?

— Есть люди, которые ездят за мной, где я пою – туда они едут… Одна австрийская пара не пропускает мои спектакли в Европе. А однажды — тогда была еще не замужем – я получила письмо. Автор писал, что я его поразила, что мой голос очаровывает, а актерские таланты выше всех похвал. Слог был красивый, и письмо было длинное. Я читала – и рисовала себе романтические картины. Мне уже почти виделось, как мы вместе плывем на яхте или сидим у фонтана. А в конце письма была чудесная фраза: « … в следующий раз я возьму на ваш спектакль своих внуков…».

 

— Почему вы, дочь баритона Автандила Джавахишвили, взяли сценический псевдоним Ивери?

— Я начала выступать на сцене, участвовала в международных конкурсах, выходила к разной публике – и очень часто мою фамилию произносили неправильно. И я стала Ивери. Иверия – это Грузия. Ивери – грузинка…

 

— Какие оперные героини вам наиболее близки?

— Я люблю Верди, с огромной радостью пою в его операх. Но у него женщина все же не главная. За исключением, наверное, Виолетты в «Травиате». А у Пуччини все вокруг главных героинь, все для них. Он писал для женщин, о женщинах. И Тоска, и Сестра Анжелика, и Лью – это мои главные героини, любимые партии.

 

— Что вас сильнее всего поразило в Израиле?

Святыни Иерусалима. Храм Гроба Господня.

 

— Что вас печалит?

— Я всегда грущу по папе. Он был мой педагог, мой друг и советчик. Мне его всегда не хватает. Он мне говорил: ты можешь петь лучше или хуже, чувствовать себя лучше или хуже. Но никто и никогда не должен этого видеть! Это оставь только для себя. Ты ни в коем случае не должна быть несчастной на сцене. Я следую его заветам.

 

  — Есть у вас любимая притча?

— Есть. Про мальчика, который говорил, что зло – это просто отсутствие добра. А тьма – отсутствие света. Его звали Эйнштейн. Вот и я так думаю: ждать света  всегда —  это и есть главное!

 

«Фауст» в Израильской опере только рождается. Идут репетиции. Дирижер Дан Эттингер говорит о музыкальной форме. Оркестр и хор напевают, играют, входят в сияющую воду Шарля Гуно. Тамар Ивери, яркое сопрано с грузинской душой, будет любить и страдать. И петь о мгновениях счастья. Которых не дано понять рассудочному философу Фаусту и мистическому, циничному Мефистофелю. Она будет петь – и света, любви в мире прибавится.

************************

Израильская Опера. С 6 по 25 марта 2017 года

Шарль Гуно. Фауст.

Либретто: Жюль Барбье и Мишель Карре

Дирижеры: Дан Этингер / Эйтан Шмайссер

Режиссер, сценограф, дизайнер и хореограф: Стефано Пода

Хор Израильской Оперы
Симфонический оркестр Ришон ле-Циона

Солисты:
Фауст: Гастон Риверо / Раме Лахай
Мефистофель: Паоло Батталья / Петар Найденов
Маргарита: Аурелия Флориан / Тамар Ивери
Сибель: Наама Гольдман / Шахар Лави
Валентин: Сарбан Василе / Илья Сильчуков
Вагнер: Ноах Бригер
Марта: Эдит Замир / Шай Блох

Перевод: Исраэль Юваль
Сайт Израильской Оперы www.israel-opera.co.il, телефон — 03-6927777
25 февраля, в субботу, в 11 утра состоится встреча с солистами и создателями постановки «Фауст». Здесь будут также исполнены лучшие отрывки из оперы.
Продолжительность постановки — 3 часа и 15 минут с антрактом.

Опера идет на французском языке с титрами на английском и иврите. За час до начал каждого спектакля — получасовая вводная лекция в зале Оперы.

Вход на лекции бесплатный по предъявлению билета на спектакль на тот же вечер.
Заказ билетов по телефону 03-6927777 или в кассе «Браво» http://bestbravo.co.il/announce/54908
Сайт Израильской Оперы — http://www.israel-opera.co.il/

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Афиша

« Август 2017 » loading...
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top