Балет

Тысячерукая Ян Липин – из древности в нашу эпоху через пространство и время

Все волнения, всю печаль 
Своего смятенного сердца
 
Гибкой иве отдай.
 
Басё

 

Маша Хинич (первоначально опубликовано в приложении «Нон-Стоп» к газете «Вести» 15 марта 2018 года)

«Поэт танца», знаменитая хореограф и балерина Ян Липин привозит в Израиль спектакль «В осаде», премьера которого прошла в ноябре 2016-го в лондонском театре «Сэдлерс-Уэллс». «В осаде» — балет об амбициях и лояльности, вожделении и эротизме, предательстве и страхе, борьбе стихий и игре чувств. Ян Липин – божественная балерина — так считают в Китае, да и во всем мире. На несколько дней она приезжала в Израиль в связи с гастролями ее театра и дала пресс-конференцию в Тель-Авивской Опере, перед началом которой прозвучали стихотворные строки – часть традиционного спектакля Пекинской Оперы «Прощай, наложница».

«Из древности в нашу эпоху через пространство и время» — эти слова стали осью балетного драматического спектакля «В осаде», поставленным Ян Липин. Великая, и столь хрупкая  миниатюрная женщина на вопросы на пресс-конференции в Тель-Авиве в конце февраля отвечавшая тихим, но таким грозным голосом, что не оставалось сомнений в ее власти и силе.

«Этот спектакль – сама история, это прошлое, настоящее и даже будущее. Стиль танца отражает историю Китая, древней страны, ставшей одним из лидеров глобализации, —  рассказывает Липин. — Один тому пример  – женщины в составе исполнителей «В осаде» на сцене. Впервые в Китае женщины появились в Пекинской Опере всего 100 лет назад, их роли играли мужчины. Большая часть нашей труппы – мужская, получившие образование и воспитанные в традициях китайского театра, приехавшие в наш театр из разных районов Китая и каждый привнесший свою школу и свое видение танца, но в моих спектаклях на сцене появляются и женщины. И конечно, такие символы, как павлин – символ позитива, сама осада (имевшая реальную историческую подоплеку — битву между войсками династий Чу и Хань), и даже ножницы, как метафора угрозы. Их лезвия направлены вперед и вниз – угроза довлеет над нами постоянно».

Повсюду звучит осанна империи Чу
А рядом гремит
Бесконечная битва
В повторяющихся витках времени

Это древняя история
Давних времен
Это новая история
В новые времена

Это долгая история
Она никогда не прерывалась
Архаичный страх долгоденствует и сегодня
Изначальное искушение никуда не ушло
Из Китая оно пришло в мир
И породило ярость и страх

Я заманю тебя в засаду
А ты заманишь меня
И все это во имя правосудия
Во имя выживания …

Осада и трон
Тягостные времена
Во имя любви
Во имя мечты …

Из древности в нашу эпоху
Из Китая в наш мир
Легенда об осаде возрождается
Через пространство и время

Угроза и надежна на свет – так не раз повторила Ян Липин, сравнивая древнюю историю Китая, историю династий с древней историей Израиля, израильских царств и Иерусалима, где побывала в первый раз.

Она – супер-звезда китайской сцены, профессионально танцующая с 15-летнего возраста – уже 45 лет. Ян Липин, родившаяся на юго-западе Китая, впитавшая аутентичные танцы народа бай с самого детства, продолжает выходить на сцену и продолжает ставить драматические балетные спектакли, отталкиваясь от исторического нарратива Китая, от легенд и мифов об императорских династиях. Всего она поставила 8 спектаклей-балетов, но именно «В осаде», премьера которого прошла в Лондоне осенью 2016 года, вызывает в западном мире не просто восторженные отклики, а истерически–восторженные, и оно того стоит. 2000 лет истории Китая в балете, символы и послания из прошлого в будущее.
Сюжет знаменитой оперы «Прощай, моя наложница» стал основой для этого балета, где используется как современная авторская музыка в записи, так и традиционная в живом исполнении двух музыкантов на сцене. В балете участвуют 15 танцоров – 14 мужчин, гибких как лук, и одна женщина – традиции Пекинской Оперы все еще сильны…

Спектакль «В осаде» был уже показан в Лондоне, Австралии, Австрии. После гастролей в Израиле вновь будет представлен в Китае, где уже прошло более 100 его представлений, а позже возможно «В осаде» будет показано и в Москве на Чеховском фестивале. Спектакль, в котором силы традиции и силы глобализации сплелись воедино. Спектакль, который сам по себе, без того, чтобы разбирать его на категории и стили, является бесценным и цельным произведением искусства. Не пропустите — такое действительно можно увидеть только один раз.

И один раз нам представилась возможность взять интервью у Ян Липин и директора ее труппы г-на Натана Ванга.

 — Ян! Добрый день! Ваш балет «В осаде» – супер-современное зрелище. И в то же время абсолютно ясно, что оно соткано из нитей традиций. Эти нити прядутся веками?
— За тысячелетия традиции утрачивают свое первоначальное значение. Традиции – это не застывший свод правил, они развиваются и видоизменяются на протяжении истории. Но что лежало в их основе? Что послужило причиной их возникновения? В балете «В осаде» танцоры ищут потерянные голоса, ищут шумы истории, растворившиеся во Вселенной, наполненной мраком и тьмой, беспокойством, смятением и удрученностью. Человечеству важна победа в борьбе, безопасность, удача, ревность и мстительность, власть и судьба. Наша вселенная противоречива и насыщенна смутой, смятением.

«В осаде» – это поиск дороги традиций, это отголоски истории, эхо которых витает над сценой. Путь к нирване на небесах скрыт в дремучих лесах и в высоких горах. Это медленный путь во мраке к достижению цели. Мы должны сосредоточиться на ритме звука и на движениях, скрытых в наших телах и в крови. Путь к традиции — это не сама традиция, это наши души и наша кровь, впитавшие историю. Я ищу этот путь в танце. Танец может родиться из чего угодно – из работы в поле, когда сажаешь рис или когда вращаешь мельничное колесо. Он возникает, когда наблюдаешь за окружающей природой — парящими облаками, растущими деревьями или рыбой, плавающей в пруду.

 

Осада в вашем спектакле – это и описание происходящего, и символ?
— Конечно. Осада – это символ разобщения, враждебности. Символ того от чего хочется уйти. Я опустилась в глубины прошлого и глубоко погрузилась в настоящее, чтобы найти связь между людьми, между человеком и душой, между душой и миром. Понятие осады проистекает из природы человека, ее тень может омрачить нашу жизнь, но в наших силах не допустить этого. Рассказывая зрителям историю 2000-летней давности, мы хотели показать и темные, и светлые стороны человеческой природы. Люди, как и раньше, причиняют боль другим лишь для того, чтобы защитить свои интересы. В мире продолжаются войны, которые кажутся бесконечными — так же, как и 2000 лет назад. Люди убивают людей, остаются без крова, становятся беженцами. Кажется, что война никогда и не прекращалась. Этим балетом мы хотим выразить нашу обеспокоенность и показать, что нам не все равно.

«В осаде» на сегодняшний день считается одним из самых ярких и эмоциональных современных балетов Европы, хотя сама Ян Липин — уникальная танцовщица и хореограф, чье имя в первую очередь ассоциируется с Китаем. На недавних гастролях в Австрии труппа Ян Липин удостоилась 15-минутных оваций. Также было в Голландии и Великобритании. В самом Китае балетный спектакль «В осаде» был показан уже более 100 раз и вновь будет представлен в Поднебесной после израильских гастролей. В своей работе «В осаде» Ян Липин обращается не только к давней китайской истории и истокам кунг-фу, но и ко многим видам искусства, и прежде всего к визуальной красоте, современному танцу, идеям даосизма, хип-хопу, художественным инсталляциям, искусству вырезок из бумаги, к театру теней, к музыке современной и этнической, и к традиционным китайским музыкальным инструментам. И ясно одно — такой магической истории о любви и войне мы еще не видели.

В балете участвуют ​​15 танцоров, два музыканта, актер Пекинской оперы и мастер-художник по вырезкам из бумаги. Вместе они творят захватывающий театр танца — 100 минут энергии, акробатики, тай-чи и модерн-балета. «В осаде» — эффектная балетная историческая драма, держащая зрителей в напряжении на протяжении всего действия. Эффект усиливается благодаря необычным костюмам и декорациям. 20 тысяч пар ножниц, свисающих с потолка, красные перья, необычные аксессуары – все подчеркивает кровавость и жестокость битвы между войсками Чу и Хань, одного из важнейших сражений в китайской истории. Об истории этой знаменитой битвы рассказывалось в музыке, литературе и кино. Сражению был посвящен известный в Китае фильм «Прощай, моя наложница».

 

 — Вы продолжает выходить на сцену? Вы не скрываете свой возраст – 59 лет.
— Я все еще танцую, но не в этом спектакле. Я танцую все время — в повседневной жизни и даже в душе. Танец – неотъемлемая часть моей жизни.

Знаменитый танец Ян Липин «Душа павлина» также стал неотъемлемой частью не только китайской, но и мировой культуры. «Душа павлина» — это то, что никто не может повторить. Как ни пытаются искусные танцовщицы изобразить нечто подобное, танец остается им неподвластен…
Ян Липин иногда называют колдуньей, а она этого и не отрицает. С одной лишь поправкой, что колдовство в её роду исключительно танцевальное. На родине Ян таких людей называют «бимо» — колдунья, обладающая даром танца. Ян родилась в 1958-м году и выросла в южной провинции Юньнань и принадлежит к национальной группе «бай». Павлин – символ или, правильнее сказать, тотем этого народа. Пожалуй, никто в мире не знает об этих прекрасных птицах больше, чем байцы.

Ян Липин — самоучка. Хореографического образования она не получала, но танцевать начала с раннего детства. В 12 лет талант стал настолько очевиден, что её пригласили в профессиональный ансамбль. Нереально гибкая и пластичная, Ян может сделать танец из чего угодно. Вдохновение она черпает из наблюдений за природой и искусно перевоплощается в то, что видит. Всемирная известность пришла к ней, когда родился потрясающий, ни с чем несравнимый танец «Душа павлина». Поклонники считают Ян Липин самым красивым, идеальным существом из когда-либо живших на Земле. Ян и вправду само олицетворение гармонии, любви и красоты.

В 1990-е годы Ян Липин также попробовала себя в кино. В 1998 году ее фильм «Солнечная птица», где Липин выступила как режиссер, автор сценария и актриса, был удостоена особой премии международного кинофестиваля в Монреале.

В 2003 году танцовщица оставила работу в Центральном ансамбле народной песни и пляски. Она уехала из Пекина в провинцию Юньнань, чтобы найти вдохновение и пополнить свою коллекцию народного танца для будущих спектаклей. И история Ян Липин показала, что она не только прекрасная танцовщица, но и талантливейший хореограф, и спектакль «В осаде» — одно из тому доказательств.

 — Ян! Расскажите о музыке к вашему балету. Она, как и визуальный ряд, также поражает сочетанием архаичного и новейшего.
 — Все музыкальное сопровождение балета «В осаде» придумано известным современным китайским композиторам Ван Ли. Музыканты на сцене будут играть на традиционных китайских инструментах: на пиппе — 4-струнном щипковом музыкальном инструменте, напоминающем лютню и на китайской гитаре. И музыканты, и танцоры – все родом из Китая. В спектакле звучит одно из десяти произведений, признанных классическими шедеврами китайской музыки времен империи Хан, которое так и называется «Осада с каждой стороны». Есть и вокальные вставки, исполняемые певицей Гонг Линна – одной из ведущих китайских исполнительниц, знатока старинных голосовых техник.

 — В ваших постановках иногда участвуют и европейские танцоры?
— Пока нет. Мы еще не пытались привлекать иностранных танцоров, потому что мне как хореографу, очень важны культурные традиции, которые приобретаются только теми, кто родился в нашей стране, причем в разных ее районах. Это очень специфические навыки, которые воспитываются с самого детства и которые полностью основаны на фольклорном искусстве той или иной части Китая.
Наша труппа состоит из самых разных артистов. Есть и солист Пекинской оперы. Другие артисты – это люди, впитавшие китайскую хореографическую культуру, зачастую — это молодые люди, которые пришли в нашу школу в очень раннем возрасте.

— Кроме шоу «В осаде»,  ваш театр поставил еще 8 спектаклей. Все они очень разные. Некоторые — с философской подоплекой, другие  воссоздают танцевальные традиции определенных регионов Китая.
— Да, это так. Но «В осаде» — это отдельное явление, уникальное произведение – первое, поставленное в современном ключе. В нашем театре есть, к примеру, шоу «Шангрила», которое воссоздает древние китайские танцевальные движения. Если бы не мы, эта традиция так и осталась бы в отдаленных деревнях и постепенно исчезла. Глобализация и модернизация лишает отдельных людей и целые народы индивидуальности, той особенности, по которой их узнают в мире. Танцу, как не письменному наследию, в условиях технического прогресса почти не остается места. Мы пытаемся этого не допустить.


 — При вашем театре есть и школа?
— Да — отвечает директор труппы Ян Липин Натан Ванг. – Это не просто школа, а своего рода социальный проект. Мы ищем талантливых детей из малоимущих семей, из отдаленных деревень (Кстати, сама Ян Липин не училась балету. Танцам, которые были созданы самой жизнью, она училась у старого поколения мастеров народности бай – М.Х). При первой же встрече просим показать нам те танцы, которые танцуют на их деревенских праздниках, дома, и, если эти дети нам подходят, то они получает и бесплатное жилье, и работу, и обучение за наш счет с с 7 лет до 18. Наш театр – Yunnan Yang Liping Arts & Culture Co. Ltd — это коммерческая организация, мы даже недавно вышли на биржу — на небольшую китайскую биржу, расположенную в Пекине и предназначенную для компаний средних масштабов. Нам приходится думать не только о хореографии, но и о финансовой стороне дела. Так, к примеру, наша школа, располагающаяся в городе Куньмин, действует в сотрудничестве с автоконцерном BMW. Многие выпускники школы становятся танцорами в нашей танцевальной компании. Кстати мы обучаем их не только танцу, но и многим сопутствующим вещам – даже основам экономики. На Западе люди давно привыкли к тому, что за билеты в театр нужно платить, чтобы актеры могли зарабатывать. В Китае многие еще думают, что вход в театр бесплатный. За искусство нужно платить –это важно объяснить и нашим воспитанникам, и нашим зрителям в Китае.

— То, что ваша компания, ваш театр выпустил акции,  отражает и творческий, и коммерческий успех
— Все это произошло не сразу. Поначалу был один акционер – сама Ян Липин, затем к нам присоединилась инвестиционная компания, а теперь, после выпуска акций на бирже, у нас более ста акционеров, которые покупают и продают акции театра. Как я сказал, наши цели – это и творчество, и коммерция. К нашему счастью, Ян Липин — настолько уникальный хореограф, что ей удается создавать замечательные произведения, которые имеют колоссальные культурный резонанс и коммерческий успех. На наши представления приходят и китайцы, и многочисленные туристы. Это похоже на то, что происходит сейчас в Европе на современных балетной и оперных сценах. Речь идет о древнем искусстве, которое перешло в модерн-балет, в увлекательные постановки благодаря работе солистов, продюсеров и режиссеров. Будучи шедеврами в творческом плане, такие спектакли привлекают множество людей, которые охотно платят за билеты. И благодаря этому у нас есть средства на сохранение традиций оперы и балета. Нужно отметить, что бизнес в области культуры в Китае находится на подъеме, и на ту биржу, где котируются наши акции, вышли также и продюсерские компании, и кинопроизводители. Эта новая сфера деятельности, ей от силы 10 лет.

 — Театр Ян Липин пользуется также и государственной поддержкой?
— До некоторой степени … В рамках этой поддержки мы получаем премии и награды. И, кстати, наш предварительный визит в Израиль отчасти оплачен министерством культуры Китая и посольством Китая в Израиле.

— Если выступления не приносят прибыли, то это как земля, не приносящая урожай. Танец – это моя форма существования. Некоторые журналисты писали, что я считаю танец своей жизнью, и не могу без него жить. Это не совсем так – добавляет сама Ян Липин. — Без танца я все-таки могу жить, но мне кажется, что у меня есть талант заниматься всем, что связано с танцами. Танцевать для меня — вовсе не профессия. Когда я была еще совсем маленькой, моя бабушка, тоже бимо, говорила, что танец — это то, как мы живем, и то, как мы выражаем себя. Бимо говорят с богами и общаются с небом и землей именно с помощью танца. И моя бабушка — лучший тому пример. Когда умер дедушка, она три дня и три ночи пела — она спела всю его жизнь, всю их любовь и оплакала его уход таким образом».

Yunnan Yang Liping Arts & Culture Co. Ltd (China)

Магическая история о любви и войне «В осаде» от Ян Липин будет показана на сцене Оперного Театра Тель-Авива, с 26 по 28 апреля 2018-го года
26.04, четверг, 20:00
27.04, пятница, 13:00
28.04, суббота, 12:00
28.04, суббота, 20:00

Заказ билетов: 03-6927777 или на сайте: http://bestbravo.co.il/announce/Yang-Liping-Contemporary-Dance
Оперный театр имени Шломо Лахата (Центр сценических искусств) – Тель-Авив, бульвар Шауль ха-Мелех, 19.

Фото: @ LI Xiao, @ DING Yi Jie, @ LI Yi Jian, @ MA Hong Bo

Линк на видео:
https://www.youtube.com/watch?v=W1Wqut4HckU

 

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Афиша

« Апрель 2018 » loading...
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top