Встречи и лекции

Нина Гершман: о том, зачем учить детей классическому балету, о талантах и своих мечтах

Фото © Ирена Ташлицки

Нина Гершман – легенда израильского балета.  Она была солисткой балетной труппы под управлением Берты Ямпольской целых 20 лет, а после окончания карьеры балерины стала художественным руководителем труппы Израильский балет и балетной школой, поставила полную версию «Спящей красавицы» и «Щелкунчика». Она обладатель множества призов, член жюри по присуждению премий в области балета, принимала участие в гала-концерте «Звезды балета XXI века», который проходил в 2008 в Канаде, представляет Международную ассоциацию хореографов в Израиле.

Нина Гершман. Фото © Ирина Ташлицки

Нина Гершман. Фото © Ирина Ташлицки

И уже второй год Нина руководит отделением балета в центре «Бикурей ха-Итим». Именно здесь, в Тель-Авиве, на улице Линкольн, сегодня воспитывают будущих прима-балерин. Ольга Черномыс пришла туда, чтобы расспросить Нину, что же происходит в Израиле с классическим балетом, есть ли у него будущее и зачем вообще нужно учить детей именно классике.

 

– Как только речь заходит о классическом балете, все сразу ищут русскоязычных педагогов…

– Иногда говорят, что мы учим в «русском стиле ». Но меня это обижает. Это не «сигнон руси», это школа Вагановой, одна из лучших в мире. Почему? Потому что в ней даются основы классического танца, все разложено по полочкам, с точки зрения анатомии человеческого тела. И объясняется все очень простым языком. Книга Вагановой «Основы классического танца» написана очень понятно, ее каждый может прочитать. И некоторые педагоги в свое время поехали в Ленинградское хореографическое училище им. Вагановой (сегодня Академия классического балета им. А.Вагановой), посмотрели курсы, купили видео и начали учить. Но перекопировать – не значит понять. Только человек, который сам прошел через это школу, испытал на собственном опыте, может начинать преподавать. Кроме того, есть такая важная вещь – когда мастерство передается из рук в руки. Моим учителем была Валентина Челнокова, а она училась у знаменитой Марины Семеновой, которая в свою очередь была любимой ученицей Вагановой. Тогда, в начале девяностых, Берте Ямпольской, которая создала Израильский балет, повезло. В нашей алие было 15 человек, готовых балетных артистов из Петербурга, Москвы, Красноярска, из Белоруссии, с Украины. Берта получила половину труппы, причем уже знающих, что такое сцена. Я, например, к тому времени закончила Красноярское хореографическое училище и пять лет была солисткой Красноярского театра оперы и балета. Так что с нами можно было уже сразу ставить спектакли.

– И теперь вы передаете мастерство из рук в руки здесь, в Израиле. Некоторые считают, что балет в Израиле не популярен потому, что у израильтян нет «природных» данных для классического балета, это правда?
– Нет такого, детей талантливых много, вопрос в том, чтобы вытащить из них способности, чтобы они продолжили свою карьеру. Но балет не для всех, он зависит от физических данных и я считаю, нужен отбор – чтобы это не было травматично, чтобы они не мучились. Музыкант ведь не может играть, если у него нет слуха. На всякую профессию нужны свои критерии. Но у нас нет профессиональной школы, нет отбора, в балетные классы берут всех, и в большой группе невозможно уделять внимание одной-двум способным ученицам. И мы тоже берем всех, и только когда одни и те же дети остаются из года в год, оставляя свободными лишь несколько мест – тогда я могу позволить себе сделать конкурс и отобрать самых подходящих.  Когда я делала постановки на сцене Израильского балета, у меня были прекрасные израильские танцовщики. Потому что я считаю – надо воспитывать собственных артистов, а не приглашать постоянно из-за границы. Многие, кого учат балету здесь, ни разу не чувствовали, что такое спектакль.  А ведь только на сцене артист созревает по-настоящему.

– Современный танец, модерн  сегодня кажется более популярным.  Иногда кажется, что «чистая классика» уходит, оставляя сцену экспериментам.
– Да, в балете есть школа классического танца, и есть модерн. И постановщики со всего мира предпочитают делать спектакли с теми, кто знает и то, и другое. Нас в свое время не учили модерну, железный занавес его не пропускал. Но классика необходима всем! На танцовщиках, которые прошли классическую школу, все выглядит по-другому, и современные танцы тоже. Все современные хореографы сегодня пользуются именно классическими танцовщиками. Это облегчает им работу – артиста не надо учить держать ногу, руку, уже все знают, они прыгают, вращаются, у них скоординированы руки, с ними можно творить, делать все, что угодно. И они красивые, а ведь балет – это красота, это гармония тела и музыки, ритма. Наш балет «Бат Шева» – один из лучших коллективов современного танца, известный во всем мире, в последнее время стал все охотнее брать ребят, которые хорошо знают классический балет.

– Есть ли дети, которые хотят учиться именно классике?
– Да, конечно, есть девочки, которые мечтают об этом. Но, к сожалению, у нас есть правила, по которым нельзя выборочно ходить только на классические занятия, поэтому все наши ученицы сочетают их с модерном, а еще ведь они учатся в школе.  Вот если бы мне дали возможность сделать дневную, настоящую школу классического балета, создать балетную труппу – это было бы счастье. Ведь есть и педагоги прекрасные,  и музыканты, и артисты, которые вынуждены сегодня подрабатывать понемногу в разных местах. Есть Надя Тимофеева в Иерусалиме, Ильдар Парицкий в Нетании, Лидия Роттердамская в Ашдоде, Слава Саркисов из театра Станиславского в Ашкелоне.
Но пока нашему государству не до того, так что мы сами делаем то, что можем. В «Бикурей ха-Итим» я ввела занятия характерный танец, «пальцы» (класс на пуантах – О.Ч), чего раньше не было. Мы продолжаем здесь настоящую русскую школу, которая идет испокон веков. Например, в России у педагогов есть специализация, одни работают с младшими, другими со старшими. И у меня с начинающими занимается Наталья Баевская – она много лет учит именно детей. Она спокойна, дает прочную основу. И ведь она учит не только элементарным движениям, а прививает любовь к балету. Я захожу через пару месяцев после начала занятий и вижу у двадцати разных девочек правильную стойку, поворот головы, поклон. Это счастье – иметь такого педагога на младших классах. И другие педагоги подхватывают этих детей и уже могут с ними работать. Например, у нас преподает Патрисия Арона, родом из Брюсселя, это французская школа и она долгое время работала в балете «Бат Дор» у Жаннет Ордман. У нас большие планы, можно выходить на конкурсы, которых сегодня в Израиле много, ведь артисту надо чувствовать сцену, необходимо растанцеваться.

– Нина, насколько я знаю, для балерины или для танцовщика невозможно сделать паузу не то, что длиной в год или два, но даже в пару месяцев. Как быть с тем, что в самый продуктивный для балетной карьеры возраст девочки и мальчики должны идти в армию?
– Специально для талантливых детей существует программа «ракдан мицтаен» (выдающийся танцор). Каждый год, в феврале, собирается комиссия, которая рассматривает поданные на эту программу заявки, и проводит экзамен. Те, кто прошли экзамен (это от 15 до 30 человек, цифра каждый год меняется), в рамках этой программы могут продолжать заниматься балетом, а с армией договориться, какие часы они будут отрабатывать. Когда я работала в Израильском  балете, у нас были такие ребята: они были на службе с 6 до 9 утра и после 17.00 еще несколько часов, а в остальное время репетировали. Как правило, в танцевальные труппы берут именно таких танцовщиков.

– А как попасть в такую программу? И что представляет собой экзамен?
– Там два этапа. На первом этапе надо продемонстрировать классический урок и урок модерна. Те, кто прошел дальше, на втором этапе показывают уже вариации – или классический танец, или модерн.

– Как ребенку подготовиться к экзаменам, есть ли специальные курсы?
– На протяжении многих лет ко мне обращались с просьбами подготовить ребенка к экзаменам, и я делала это, но урывками – то здесь пять минут, то там полчаса, в перерывах. Но это ведь не полноценная репетиция. Тогда я поняла, что должна помочь талантливым детям, придумала программу, и здесь, в «Бикурей ха-Итим» мне помогли ее открыть, ведь это не просто, нужен пианист, нужно место. Теперь я занимаюсь ею сама, веду все уроки, сейчас готовлю девять девочек, три из нашей школы, шесть из других, и еще несколько я могла бы взять, да только мало кто знает о нашей программе.

– Что нужно, чтобы попасть к вам?
– Каждый год у меня проходят просмотры на этот курс. Начиная с 14-15 лет дети приходят на занятия. Идеально начинать за 3 года, но если человек уже готов, если был до этого опыт именно в классике, то можно прийти и позже, минимум за три месяца. Если девочка занимается у другого педагога, я могу помочь сделать вариации, могу поговорить с педагогом, работать вместе. Иногда я просто вижу потенциал, если ребенок быстро схватывает, исправляется – и беру. Конечно, если приходит девочка, которая занималась только гимнастикой, лет до 15 (а лучше до 12) еще можно успеть, позже переучивать уже очень сложно, тело запомнило другие движения, другую растяжку. Так что родителям хорошо бы об этом подумать заранее.

Я учу девочек не только технике, но и презентации себя, умению скрадывать недостатки и подчеркивать достоинства. Иногда пируэт может не получиться, но важно, как балерина вышла, что она хочет сказать. Главное – осознавание себя в танце, понимание, для чего ты танцуешь, что ты хочешь выразить. Просто показывать технику – это никому не интересно, сейчас все умеют поднимать высоко ноги, делают по восемь пируэтов, этим никого не удивишь.  Надо проявлять свою изюминку, если ты умеешь прыгать – покажи такой прыжок, чтобы все сказали «вау».

По вторникам у нас идет этот курс:  полтора часа классического танца, полтора часа  урок на пальцах, где они разрабатывают технику и делают вариации. Я сама подбираю им вариации, исходя из данных, из возможностей каждой. Ведь все разные, у кого-то лучше выглядит лирическая партия, у кого-то драматическая или гротесковая. У одной шаг лучше, у другой прыжок. Можно скрыть недостатки, например, повесить шарф на руки и затенить тем самым угловатость рук. Конечно, раз в неделю мало, но если девочка еще занимается, все вместе получается эффективно.

Не знаю, как будет дальше, но я делаю свою работу хорошо. А кому отдавать накопленные знания, чувства – в себе держать? Я хочу отдать детям. Когда мои ученицы выступают, я волнуюсь так, как никогда не волновалась за всю свою балетную карьеру.

Сайт Центра”Бикурей ха-Итм” – http://www.tlvitim.co.il/

Ольга Черномыс. Фото © Ирена Ташлицки

 

 

 

 

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top