Интервью

Идит Цви: в парусах все время должен быть ветер

Заглавное фото: Идит Цви – © Максим Рейдер

– Идит. Давайте начнем с конца – с конца в хронологическом порядке, но с того, что стало поводом для встречи. В мае этого года вы ушли на пенсию с поста художественного руководителя конкурса Рубинштейна после 17 лет работы в ассоциации конкурса. Какие чувства вы испытываете? Облегчение? Сожаление?
– Ни то и ни другое, а чувство того, что я все сделала правильно. Я проработала в ассоциации международного музыкального конкурса имени Артура Рубинштейна 20 лет. До того, как стать художественным руководителем, была заместителем, правой рукой Якова Быстрицкого. Мне очень важно подчеркнуть, что дата моего выхода на пенсию была определена заранее, а то, что это случилось, во времена короны – совпадение. Я не испугалась эпидемии, не испугалась трудностей, просто это было решено более года назад. Мне уже 75 лет и пришло время дать руководить конкурсом другим людям. Я не верю в то, что вечно оставаться на одном месте, на одной должности – эффективно. На мой взгляд, это, в конце концов, начинает вредить общему делу. Я десять лет руководила фестивалем классической музыки в Верхней Галилее и каждый год себя спрашивала «не пора ли уйти»?». Когда я почувствовала, что сделала все, что могла, я ушла. Пять лет я была генеральным директором в Израильском Камерном оркестре и через пять лет сказала себе «всё, хватит, пора уступить место другим». Я всегда понимала, что самое главное  уйти вовремя, и думала, что после проведения 16-го конкурса имени Артура Рубинштейна в мае 2020 года, в возрасте 75 лет, смогу перестать работать в ассоциации и вообще перестать работать настолько интенсивно, как это было прежде. Мой день рождения, 16-й конкурс, 20 лет работы в ассоциации – все это было замечательным совпадением и поводом, чтобы объявить о своем уходе, о чем дирекции конкурса я объявила заблаговременно – год назад.

– Напрашивающийся вопрос: а что же вы собираетесь делать теперь?
– Очень многое. Я продолжу работать в Тель-Авивском университете, где преподаю камерную музыку и сценическое исполнение. Быть среди молодых – очень приятно, я наслаждаюсь этим. Я записалась на несколько курсов. Мне нравится быть у себя дома, когда не надо никуда мчаться. Но время сейчас такое, что планы строить сложно, хотя и интересно, куда мы все придем. Из всех  подготовленных проектов и планов мало  что состоялось. Уже в конце в конце апреля было ясно, что конкурс будет отложен.

– Тем не менее, вы в кратчайшие сроки подготовили и организовали виртуальный «Праздник фортепиано» ровно в те майские даты, когда должен был пройти 16-й конкурс Артура Рубинштейна. Надо сказать, что меня поразило то, как вы успели это сделать.
– Очень просто: поняв, что исполнители приехать не смогут, я села на телефоны….

Идит Цви. Фото © Эяль Фишер

Идит Цви. Фото © Эяль Фишер

– Это не самое подробное объяснение. Как вам удалось убедить столь многих вам помочь – музыкантов, лауреатов, университет, предоставившей зал?
– Удалось убедить благодаря силе желания что-то сделать. Но не всех, а почти всех, кто понимал, что это необходимо, в том числе лауреатов прошлых конкурсов. Главное – я понимала, что надо делать хоть что-то. В офисе нашей ассоциации работают несколько человек, и я очень не хотела отправлять их в неоплачиваемый отпуск. Меня возмутило всё, что творилось в апреле в первом карантине, когда людей распускали по домам, пытаясь от них избавиться. Что это за политика? Что за отношение к людям? Как так можно относиться к своим служащим? Я не могла допустить такового по отношению к своим сотрудникам. Мы не знали, что с нами будет, сколько все это продолжится, где мы найдём деньги. Но я не ждала работы, я её придумала. В парусах все время должен быть ветер.

– Как это произошло?
– Я начала обдумывать идеи, как-то включила телевизор и увидела концерт из клуба «Заппа»: пустой зал и единственный исполнитель на сцене в прямом эфире. Это было ночью, и уже утром я позвонила нашему специалисту по звукозаписи. Стало понятно, что быстро организовать прослушивание конкурсантов из разных мест невозможно: должны быть идентичные рояли, схожая акустика помещений, совпадать другие факторы, нужны были бригады операторов и режиссеров  в разных странах – это нам было не под силу, но вот организовать концерты классической музыки мы смогли.
Конкурс Рубинштейна ничуть не хуже «Заппы». Поначалу я хотела организовать трансляцию концертов именно из этого клуба, но потом обратилась и в консерваторию «Штрикер» и в Тель-Авиский университет, и в результате живые эфиры транслировались из университетского зала «Клемонт». Вместе с Томером Левом – деканом факультета музыки Тель-Авивского университета,  мы выбрали израильских пианистов – лауреатов тех или иных израильских фортепианных конкурсов, которые и выступали в живых эфирах. Я обзвонила многих пианистов, прежних лауреатов, членов жюри, нескольких композиторов, обсудив со всеми программу, сроки, технические тонкости. Мы – я и мои коллеги из офиса, нынешний руководитель конкурса Ариэль Коэн –  работали круглые сутки, чтобы успеть запустить живые эфиры ровно в те даты, в которые должен был проходить 16-й конкурс. Я обратилась к пианисту Борису Гильтбургу, который сейчас живёт в Голландии, к Роману Рабиновичу в Канаде, к Ярону Кольбергу в Кливленде. Все согласились сотрудничать с нами, выступать бесплатно. Мы добавили несколько записей с прежних конкурсов, записи концертов Даниила Трифонова, Сары Данешпур, Шимона Неринга, Даниэля Чобану, Александра Гаврилюка, лекции Арье Варди – председателя жюри, дискуссию о современной музыки при участии композитора Йосефа Барданашвили, пианистки Офры Ицхаки и тех израильских композиторов, чьи произведения были отобраны для исполнения на конкурсе….

 – И у вас получилось. Тысячи человек наблюдали за этим фестивалем фортепианной музыки онлайн с 5 по 21 мая.
– Записи сохранены на канале youtube конкурса Рубинштейна https://www.youtube.com/user/AthurRubinstein. Их можно снова слушать, доступ к записям бесплатный, хотя живое исполнение ничто не заменит. Но надо привыкать жить в новой реальности.

– Мы продолжаем строить планы, несмотря на все происходящее, несмотря на неустойчивость и нестабильность, на незнание того, что будет дальше.
– Дети все равно рождаются и их все равно учат музыке.

Идит Цви. Фото © Илан Сапира

Идит Цви. Фото © Илан Сапира

 – Одно из направлений вашей деятельности –  педагогическое. Идея «альтернативного» молодежного жюри конкурса – также ваша, как и дочерний  конкурс Артура Рубинштейна в Китае – конкурс юных пианистов, стартовавший в 2016 году в Пекине, первый конкурс Артура Рубинштейна для пианистов в возрасте до 18 лет за пределами Израиля.
– В конце концов, все конкурсы устраиваются для того, чтобы молодые пианисты могли увидеть мир, хотя мое личное отношение к конкурсам неоднозначно. Я считаю, что классическую музыку в первую очередь следует изучать не для карьеры, а для развития общей культуры, для самих себя. Надеюсь, что то поколение, которое придет уже за моими внуками, вернет классическую музыку слушателям. Пока же юное поколение слушает классику неизмеримо мало, практически не ходит ни на концерты, ни на лекции для школьников. Я не говорю об одаренных детях, которыми занимаются родители. Мои дочери, которые росли в довольно суровых условиях, ходили на концерты для юношества куда чаще, чем мои внуки. Я говорю сейчас не о суперспособных и суперталантливых детях, а о том, что музыка должна быть музыкой для всех, все должны учить ее, слушать и учиться слушать – для общего развития. Сейчас в школах в Израиле нет не только уроков музыки, но нет и уроков живописи, нет уроков искусства вообще. Как-то давно, будучи генеральным директором Израильского Камерного оркестра, я участвовала в конференции израильских культурных институций. Все на этой конференции просили финансирование для своих театров и оркестров, а я попросила деньги на то, чтобы детям в детских садах и начальных школах организовали уроки музыки, рисования, культуры. Когда они вырастут, если у них будет желание продолжать заниматься этими областями, они продолжат. Но главное то, что они будут знать о существовании таких сфер. И если кто-то хочет играть на скрипке, он не будет стесняться своего увлечения музыкой в то время, когда его сверстники играют в футбол.
Искусство, музыка, живопись, танец, ритмика должны стать интегральной частью системы образования, как английский, математика, ТАНАХ. Некоторые родители могут платить частным педагогам, делающим прекрасную работу, но это совсем не то, о чём я мечтала. Я отдаю себе отчет в том, что в мире множество пианистов и виолончелистов, что учёба требует времени и денег и всегда за счет чего-то другого. Надо найти правильный баланс: во многих школ за границей есть оркестры, есть ансамбли. Но нашим высоким инстанциям все время не до этого. Посмотрите, что творится сейчас, во время коронавируса: эти демонстрации –  они за сохранение человеческого достоинства, а не просто против правительства, которое вообще перестало упоминать слова «культура» и «искусство». Только сами художники и музыканты еще что-то делают, власти про них забыли совсем.

 – Существует ли четкое, реальное решение этих проблем?
 – Если бы у меня были прямые решения, я бы их озвучила. Но я знаю одно: все это надо было давно начать делать, а пока в правительстве никто не отвечает за культуру, ничего не происходит, а если что-то и делается, то в основном благодаря спонсированию частных лиц.

– Большая часть культурных событий происходит под покровительством филантропических организаций. Кто поддерживает конкурс Рубинштейна? Откуда берутся деньги на всю сложнейшую логистику трех этапов и пышные гала-концерты с таким количеством участников?
– То, что вы перечислили – лишь часть расходов. Ведь конкурс вручает значительные денежные призы своим лауреатам. 20 лет назад размер первого приза составлял 25.000 долларов, сейчас это 40.000 долларов. Нас всегда поддерживало и государство, и частные лица. Конкурс не мог бы существовать без поддержки с той или иной стороны. Есть семьи, которые поддерживают нас десятилетиями. Призовый фонд делится не только между шестью финалистами – есть, к примеру, приз за лучшее исполнение сочинения израильских композиторов. Конкурс постоянно спонсирует ряд меценатов – из Израиля, Испании, США, Англии, Австралии – часть еще со времен Якова Быстрицкого.

 – Австралии?
– Да – и это удивительный случай. Моя мать преподавала фортепиано. Одна из ее учениц была родом из Австралии, с годами они стали подругами. Как-то в разговоре с ней, когда я уже руководила конкурсом, мама упомянула, что у нас не хватает средств для призового фонда. И тогда эта женщина посоветовала: напишите в Мельбурн такому-то, вот адрес. Я обратилась к этому человеку и с тех пор его фонд – фонд Пратта – перечисляет нам большие пожертвования, благодаря чему мы и смогли увеличить размер первого приза. Но, как вы знаете, деньги нужны и на поддержку ассоциации конкурса, работающей круглогодично.

Идит Цви с семьей. Фото из личного архива

Идит Цви с семьей. Фото из личного архива

 – Какие советы или рекомендации вы хотите дать нынешнему руководству конкурса?
– С Ариэлем Коэном – нынешним художественным руководителем конкурса, пианистом, музыкантом – мы многие годы работали вместе. Я ответила на все его вопросы, но я не собираюсь никого направлять или давать инструкции. У всех свое видение… Мы живем в такую странную эпоху, в такое странное время, что не знаем что, как и когда будет. Планировать что-либо сложно. Естественно, что каждый руководитель оставляет отпечаток своего характера. Конкурс Рубинштейна не был моим конкурсом – я его «обслуживала», в моих глазах он был и остался конкурсом Якова Быстрицкого. Но когда ребенок вырастает, то он выходит из-под вашего контроля.
Конкурс вырос, стал независимым и сегодня, на мой взгляд, его стоит развивать и поддерживать, но не «воспитывать». И, прежде всего, развивать технологическую область. Это доказывает и наш майский фестиваль онлайн и то, что музыканты уже давно пользуются ipad-ом, а не бумажными нотными сборниками.

– Когда-то ipad на сцене был сродни революции, а сейчас он в ходу у большинства оркестров.
– В интернете проводятся мастер-классы, фандрайзинг, лекции, выставки, совещания. Если коронавирус не позволит провести конкурс в обычном формате, то, я уверена, он пройдет виртуально. Соответственно, мы должны вести себя согласно новым правилам новой эпохи и новых технологий. Я уверена, что уже через пару месяцев будут в ходу еще бóльшие экраны, еще более высокая резолюция изображений, лучшие звукозаписывающие устройства. Полгода назад никто не знал слова zoom , посмотрите, что происходит сейчас. Технологии развиваются и конкурсу необходимо это учитывать.

– Вы не опасаетесь, что из-за развития технологий люди вообще перестанут выходить из дома?
– Абсолютно не опасаюсь. Люди – любопытные социальные животные, им надо общаться, дотрагиваться друг до друга. Мы скучаем друг по другу… По крайней мере, я так считаю и верю, что публика всегда будет приходить в концертные залы. Может меньше, возможно какие-то оркестры закроются, но другие будут продолжать играть. И параллельно оркестры сделают интернет-абонементы, как уже сделали Берлинский Филармонический и оркестр Метрополитен-Оперы.

– Хрестоматийный пример: когда изобрели телевидение, предполагали, что никто не будет слушать радио и ходить в кино, но этого не случилось.
– Не стоит опасаться виртуальных медиа, надо просто двигаться вперед.

 – Но все же, давайте сравним конкурс сегодняшнего дня с прошлыми…
– На мой взгляд, самая значительная разница – это работа со средствами массовой информации. Раньше конкурс вызывал настоящую истерику в средствах массовой информации, огромный интерес. Не сотрудники нашей ассоциации бегали за журналистами, а журналисты «охотились» за конкурсантами. Сейчас всё поменялось практически на 180 градусов. Еще недавно галы-концерты были событиями для всей страны, все телевизионные каналы вели прямые репортажи. Это был не просто конкурс Артура Рубинштейна, а праздник фортепиано, три недели живых эфиров на радио с первой ноты до последней. Ежедневно в ведущих газетах событиям конкурса уделялась полоса или две. Сейчас, несмотря на то, что залы полны, средства массовой информации теряют к нам интерес.

 – Почему? Слишком много конкурсов в мире или вообще слишком много всего?
– Это одна из причин. Когда возник конкурс Рубинштейна, не было такого количества музыкальных событий, не было такого количества оркестров в Израиле, и потому фокус внимания был сосредоточен на конкурсе Рубинштейна. Сейчас же вообще о культуре в целом пишут очень мало, если речь не идет о специализированных изданиях. Редактор делает большое одолжение, когда публикует «культурную» колонку.

– Торжествует эпоха трансформаций и мы не знаем куда идем и куда всё это приведет.
– И потому надо искать альтернативу, изучать музыку и искусство вкупе с чем-то реальным. Я ни в коем случае никому не хочу подрезать крылья и желаю только удачи, но разочарование в профессии возможно и это не конец мира, не конец жизни. Люди должны быть готовы к изменениям, это очень непросто. Но жизнь научила меня, что необходимо быть к ним готовыми. Нынешние изменения очень резкие, очень заметные. Кто год назад мог представить, что появится коронавирус? Поэтому нужно быть готовым к стопроцентным изменениям даже в возрасте 75 лет и наслаждаться жизнью такой, какая она есть.

Маша Хинич. Все фотографии предоставлены Идит Цви

Сайт конкурса имени Артура Рубинштейна – https://arims.org.il/
Страницы в фейсбуке – https://www.facebook.com/pg/ArthurRubinsteinPianoCompetition
https://www.facebook.com/PianoArims/

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top