Впечатления

Анти-Фрида. Фрида Кало в Бруклине

Зимой должен идти мягкий рыхлый снег, лежать рваными клочьями на черных игольчатых веерах кустарников. Весной – зацветают яблони, а летом их собирают. Осень пахнет сеном и дождем. Но в городе Нью-Йорке свой распорядок, цель которого – соблюдать видимый, придуманный порядок, жесткий и жестокий, дигитальный режимный образ жизни, который становится невыносимым. Никаких импровизаций, спонтанности, хотите на выставку – закажите заранее билет в интернет-кассе на определенный день и час. Всё ради вашего блага – чтобы не стоять в очереди, чтобы пришли по сугробам в музей и квиток бумажный у входа показали, или QR на экране писклявого карманного сатрапа. Да, конечно-конечно, все туристы возят с собой портативные принтеры – билеты в музеи распечатывать, и компьютерная система не хочет отсылать QR на зарубежный телефонный номер, но трудности преодолены и открываются раздвижные двери на выставку той и о той, кто была образцом анти: анти–всё. Анти-семья, анти-устои, анти-порядок, анти-режим. И еще она была очень красива. И очень несчастна. И очень талантлива. Ее искусство – это искусство неординарности.

И еще она была одной из первых художниц, кому удалось превратить саму себя и трагедию своей жизни в объект искусства. Выставка «Фрида Кало: внешность бывает обманчива» («Frida Kahlo: Appearances Can Be Deceiving»), открывшаяся в середине февраля в Бруклинском музее искусств – это выставка – исследование; крупнейшая за последнее десятилетие экспозиция в США, посвященная Фриде Кало. Точнее, это выставка – расследование, попытка найти ответ на вопрос, кто же такая Фрида Кало, о которой казалось бы известно всё. Нет – не всё, так как после ее смерти в 1954 году ее дважды муж Диего Ривера запер все ее личные вещи в ванной комнате их дома Casa Azul в Мехико. Более полувека никто не имел к ним доступа, не видел и, соответственно, не имел ни права, ни возможности как-либо их использовать. Xoтя Диeгo умep в 1957-м – пepeжив Kaлo вceгo нa тpи гoдa – кoмнaтa ocтaвaлacь пoд зaмкoм eщe пoчти 50 лeт. Упpавляющaя дoмa Долоpec Oлмeдo, филaнтpoп и близкaя пoдpугa Кало и Риверы, былa непpeклoннa в cвoeм peшeнии нe зaглядывaть внутpь. Bпepвыe двepи кoмнaты oткpылиcь в 2004-м – чepeз два гoда поcлe кончины caмoй Oлмeдo. Понадобилось немалое время, чтобы привести в порядок обнаруженные богатства: более 300 платьев, больше тысячи писем, протезы, корсеты, обувь, ювелирные украшения, косметика, фотографии, сувениры.

Ривера похоронил Фриду как хоронили египетских цариц – со всеми ее вещами, но сложил их не в саркофаг, а замуровал в их «Голубом (Лазурном) доме» в Мехико, документальный фильм о котором 1930-х годов также демонстрируется на выставке. Очаровательная старая кинохроника, овощные грядки по берегам каналов, бульвары как в Париже; кошки собаки, козы – животные, не претендующие на вечность, что и есть их главное отличие от человечества, которое в попытке в вечности застыть, строит ацтекские храмы (на месте которого в Мехико возведен католический собор) и фотографируется без перерыва.



«Я ocтaлacь живa, и мнe ecть paди чeгo жить.. Paди живoпиcи».
Фрида Кало выросла между ацтеками и фотографией, которой занимался ее отец – еврей (изменивший свое немецкое имя Вильгельм на испанское Гульермо), приехавший в Мексику из Германии. Застывшие вычурные позы и стремление замереть (сродни «умереть») во временном потоке окружали ее с детства. И если не сжечь храм, то построить – из самой себя. И своих картин и вещей. И из тех жестов и взглядов, что запомнились с детства. Эта выставка – о ее корнях и истоках ее искусства. Это множество фотографий, документов, книг, украшений и нарядов Фриды и даже документальный фильм Сергея Эйзешнтейна о Мексике 1930/32 года – редкая возможность увидеть эту легендарную картину «Да здравствует Мексика!»: четыре новеллы, по словам автора, «огромный, многокрасочный фильм-симфония о Мексике» (фильм показывают в фойе). Да – и картины, картины, картины – впрочем не очень много, всего 11. Да и не они главное на этой выставке. Главное – это сама Фрида, ее жизнь, насыщенная событиями как вязкий сироп, страсть творить, песни Мексики, жалость к себе и сила духа. И разрисованный Фридой ее гипсовой корсет – разрисованный цветами, фруктами и с изображением перебитого позвоночника. И это корсет говорит о ней не меньше ее живописи и графики.

Ожерелья – громадные, яркие, тяжелые, как ярмо моды на шее. Платья в пол – пышные, с оборками, с широченными юбками, чтобы скрыть хромоту после того, как в возрасте шести лет Фрида перенесла полиомиелит, в результате которого ее правая нога стала короче левой. В 18 лет она попала в аварию и была вынуждена носить корсет, поддерживающий позвоночник. Шали и головные уборы. Документальный фильм о жизни и творчестве художницы – не забыли, представили. Мексиканская керамика из запасников Бруклинского музея, хотя выставку привезли в Нью-Йорк из лондонского «Музея Виктории и Альберта» – там она экспонировалась в прошлом году. А до Лондона – в музее «Фрида Кало» в Мехико в 2012 году. И уже понятно, что это не выставка одежды и безделушек, а рассказ о е судьбе. И об искусстве – как оказалось столь физическом, «ортопедическом», искусстве постоянной боли. Искусстве, вдохновляющим столь многих по сей день. За свою жизнь Фрида Кало перенесла более 30 операций, в том числе ампутацию правой ноги в 1953 году. Она умерла годом позже, в возрасте 47 лет.

Выставка – это рассказ и о Диего Ривера, о Троцком (именно благодаря Кало и Риверо Троцкий и его жена Наталья Седова смогли получить вид на жительство в Мексике), Дейтройте и Нью-Йорке 1930-х годов, об интригах и изменах, ссорах и примирениях, о коммунизме и революции, о жажде жизни на гране смерти – и все это чудом вмещено в четыре зала. Все это факты биографии Фриды Кало, так любившей рисовать саму себя: каждая ее картина – суть, автопортрет.

И хорошо, что это выставка на сей раз экспонируется именно в Нью-Йорке – городе, ставшем столь жестким. С Нью-Йорком Кало и Риверу связывала знаменитая роспись в Рокфеллеровском центре. В разделе «Gringolandia» на выставке речь идете о визитах Фриды Кало в Сан-Франциско, Детройт и Нью-Йорк. В Нью-Йорке, который она сравнивала с Вавилоном, Фрида впервые побывала в 1931 году, когда Диего Ривера должен был расписать стену в Рокфеллеровском центре по заказу Нельсона Рокфеллера. Контракт был аннулирован, и незаконченная стенная роспись была стерта, так как Ривера решил добавить к росписи портрет Ленина.
В Нью-Йорке же, в ноябре 1938 года в Julien Levу Gallerу на Манхеттене прошла первая персональная выставка Фриды Кало («Я нe pиcую cвoи cны и кoшмapы, я pиcую cвoю peaльнocть»). Леви выставлял у себя, в основном, сюрреалистов и выставка была организована по инициативе влиятельного сюрреалиста Андре Бретона, увидевшего в Кало «врожденный сюрреализм».

Соответственно этому были отобраны картины. Выставка 1938 года в Нью-Йорке сделала Фриду Кало знаменитой. Выставка 2019 года доказывает, что ее слава только упрочилась. И рассказывает о том, как сделать себя знаменитой – если, повторюсь, вы очень талантливы, очень красивы, очень несчастны и очень хотите стать легендой, вылепив из своей жизни центральный образ мифа, которой очень «анти».

Выставка «Frida Kahlo: Appearances Can Be Deceiving («Фрида Кало – внешность может быть обманчива») проходит в Бруклинском музее до 12 мая 2019 года.

https://www.brooklynmuseum.org/exhibitions/frida_kahlo

Маша Хинич (фотографировать на выставке нельзя, потому и  фотографий практически нет)

 

 

 

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top