Балет

Эйфман. PRO et CONTRA

Борис Эйфман. Фото - Вячеслав Архипов

Заглавное фото: Борис Эйфман. Фото – © Вячеслав Архипов

В двадцатых числах ближайшего октября в Тель-Авиве пройдут гастроли Санкт-Петербургского театра балета Бориса Эйфмана, в связи с чем Борис Яковлевич любезно согласился на интервью, рассказав в нем о своих двух обновленных балетах – «Русский Гамлет» и «Чайковский. PRO et CONTRA».

Маша Хинич. Интервью первоначально опубликовано в приложении «Нон-Стоп»  к газете «Вести» от 30 августа 2018 года

Борис Эйфман – один из ведущих хореографов мира, создатель собственного стиля психологического танца, психодрамы в балете, своей школы и театра, лауреат множества премий и наград. Он поставил более сорока спектаклей, провел на сцене свыше 50 лет, создал сотни образов в своем Театре балета, отмечавшего в 2017-м году сорокалетие.

Балет о Павле I «Русский Гамлет» был поставлен изначально Эйфманом на музыку Бетховена и Малера в 1999 году по заказу Большого театра. Спектакль получил мировое признание и восторженные отклики, «Русский Гамлет» объездил весь мир, в нем стремились танцевать самые востребованные танцовщики мирового балета, даже сам премьер Американского Балетного Театра (ABT) знаменитый Хулио Бокка. Борис Эйфман восстановил этот спектакль в 2016 году для нового поколения артистов своей труппы, хотя восстановлением назвать новую версию «Русского Гамлета» трудно – спектакль совершенно не похож на прежний: многие линии не только изменены, но созданы заново.

Чайковский – самый любимый композитор Эйфмана. На его музыку хореографом поставлены такие знаковые спектакли, как «Идиот» (1980), «Красная Жизель» (1997), «Мусагет» (2004), «Анна Каренина» (2005) и «Евгений Онегин» (2009). Балет Бориса Эйфмана «Чайковский. PRO et CONTRA» – итог многолетнего осмысления хореографом личности и творческого мира великого композитора. Премьера новой постановки «Чайковский. PRO et CONTRA» состоялась незадолго до юбилея самого Эйфмана, отметившего в июле 2016 года свое 70-летие. В начале 2017 года в Петербурге были завершены  съемки фильма-балета Бориса Эйфмана «Чайковский. PRO et CONTRA». В роли режиссера-постановщика картины выступил сам маэстро (это уже шестая работа хореографа для киноэкрана за последние годы).
Изначально «Чайковский. PRO et CONTRA» – один из давних балетов Бориса Эйфмана, впервые поставленный в 1993 году. В свое время «Чайковский» был одной из самых востребованных постановок его театра. За прошедшие до новой премьеры 23 года мироощущение Бориса Эйфмана и взгляды на хореографию также изменились. Когда он начал восстанавливать балет, то понял, что просто корректуры будет недостаточно. Хореограф вернул этот спектакль в новом формате – изменил драматургию, хореографию, декорации, костюмы. Новый «Чайковский» – это иной взгляд на творческий мир и личность композитора, по словам самого Эйфмана, более глубокий, пытливый, аналитический. Эйфман исследует не только трагедию жизни композитора, но и его искусство, его гениальную музыку.

Борис Эйфман. Фото - Нина Аловерт

Борис Эйфман. Фото – Нина Аловерт

– Добрый день, Борис Яковлевич. Отрадно, что ваш театр возвращается в Тель-Авив. Событие радостное и понятное – на фоне событий тревожных и непонятных. Время настали смутные – и потому все обратились к мистике, в частности, к той ауре таинственности, что возникла за столетия вокруг личности Павла I. Личность императора Павла I время привлекает многих исследователей, писателей, людей искусства. Один из свежих примеров тому тот, что книга российского историка и журналиста Дмитрия Миропольского “Тайна трёх государей”, посвященная и личности Павла I, стал в прошлом году в России национальным бестселлером. Павел I правил из Петербурга и пытался изменить страну. Ваш Театр балета базируется в Петербурге, и Вы меняете современный балет?
– Любой художник должен уметь безошибочно улавливать дух времени и реагировать в своих творениях на метаморфозы, происходящие с обществом – это, с одной стороны. С другой – есть вечные темы, которые меня и волнуют, прежде всего. Ведь в силу своей универсальности, эти темы созвучны любой эпохе. Cудьба царевича Павла – именно такой, надвременной сюжет. Это история о драматичном противоборстве яркой и талантливой личности, полной светлых устремлений и благородных замыслов, и наполненного ложью и жестокостью мира, способного раздавить любого. Безусловно, Павел – фигура, овеянная мистицизмом. И в спектакле мы погружаемся в мир мрачных, гнетущих видений, преследовавших его практически всю жизнь.

 

– Можно ли отнести два ваших обновленных балета – и «Русский Гамлет» и «Чайковский. PRO et CONTRA» – к жанру «балетов-байопик», биографических живых картин – картин пластичных, кинетических, биографических? Балет-байопик – название не устоявшееся, но вы, безусловно, стоите у истоков этого жанра.

– Если Вам так необходимо модное определение, то, пожалуйста. Я не ломаю голову над жанровыми формулировками для своих спектаклей. Принципиально важно иное: сочиняя балет по мотивам литературного шедевра или же делая главным героем реально существовавшего персонажа, я ни в коем случае не стремлюсь ни к пересказу содержания книги, ни к максимальной исторической достоверности. Меня интересуют не сюжетные подробности и отдельные биографические детали, а возможность показать в танце жизнь человеческой души. Такая творческая задача – гораздо более интересная и трудная, нежели создание на сцене серии «ЖЗЛ».

Сцена из балета "Чайковский. Pro et Contra". Фото - Евгений Матвеев.

Сцена из балета “Чайковский. Pro et  Contra”. Фото – Евгений Матвеев.

– В прежней версии ваш нынешний спектакль «Чайковский. PRO et CONTRA» назывался просто – «Чайковский». Какие за и против заставили вас изменить название? Борьба двух сил в одном лице, бог и дьявол, дуальность и лицемерие?

– Во-первых, мы стремились уже на уровне афиши подчеркнуть, что наш балет о великом композиторе – не очередная редакция постановки 1993 года, а принципиально новая и самостоятельная работа. Надеюсь – более глубокая и вдумчивая, открывающая зрителю не только Чайковского-человека, но и Чайковского-творца. Конечно, борьба двух начал неизменно присутствовала в его жизни. Весь земной путь композитора состоял из метаний между стремлением к свету и зовом темных страстей. И этот внутренний раскол отражен в названии спектакля.

 

– «Чайковский. PRO et CONTRA» – уже седьмой ваш балет на музыку гениального композитора. Его человеческие слабости, демоны и муки, его запретная любовь – в его музыке есть всё. Вы окунулись в его вселенную или вы поднимаете его образ из глубин музыки?

– Почему же «или»? Музыка Чайковского действительно исповедальна. В ней нашла свое исчерпывающее отражение внутренняя трагедия композитора. Чтобы понять его душевную катастрофу, я должен был окунуться не только в дневники и письма, но и в творения Чайковского. Он все рассказал нам в своей музыке. Переслушайте, к примеру, Шестую симфонию – это же реквием по самому себе.

"Русский Гамлет" - фото Евгений Матвеев

“Русский Гамлет” – фото Евгений Матвеев

– Вы не раз говорили о том, что балет должен соответствовать нашему времени. И речь ведь идет не только о новом составе танцовщиков, декорациях и технических возможностях. Ментальные изменения также неизбежны со сменой поколений. Как они отражены в ваших обновленных спектаклях?

– Непростой вопрос. Мне кажется, что сегодня повсеместно утверждается господство потребительского мышления, а оно по своей сути весьма эгоистично. Люди не готовы созидать (а созидать – значит отдавать). Они хотят только получать – информацию, удовольствие, зрелища. Как творца, всю свою жизнь находящегося в поиске, меня такая тенденция не радует. Я понимаю: общество и время изменить нельзя. Но, с другой стороны, наш театр может сделать так, чтобы несколько тысяч человек оторвались от интернета и телевизора, купили билеты на спектакль и испытали на нем настоящий катарсис. Поверьте, полученные высокие эмоции уже навсегда останутся с ними – как новая и важная частица их души…

 

– Ваши зрители должны обладать определенной культурой и интеллектом? Вы ждете их со-творчества, рассуждая в своих спектаклях о трагедии и философии?

– Каждый человек должен обладать определенным запасом культуры, знаний и интеллекта. Иначе мы скатимся в первобытное состояние. Но я вовсе не хочу заявлять, что наш театр работает исключительно для эстетов. Даже далекие от мира балетного искусства люди приходят к нам и погружаются в мощный энергетический поток, идущий в зал со сцены. Для того, чтобы ощутить его, не нужно считаться представителем элиты. Достаточно быть готовым принять наше искусство и обладать эмоциональной отзывчивостью.

 

– Вы уже отметили 70-летний юбилей. Вы продолжаете оставаться фаталистом? Возраст укрепил ваши позиции или изменил?

– Я всегда верил в судьбу, но одновременно помнил, что должен сам безостановочно идти к своей цели, а не сидеть в бездействии, ожидая знака свыше. И тогда все якобы необъяснимые события, странности и случайности, происходящие с тобой, выстроятся в единую связную последовательность. Судьба благосклонна к упорным и верящим в себя. С возрастом я все сильнее убеждаюсь в верности подобного тезиса.

 

– Мир резко меняется. Пожалуй, в темпе более быстром, чем знаменитый «пробег Баланчина» по сцене. Насколько хореограф может успеть за этими изменениями, да и должен ли?

– Хореограф, безусловно, должен уметь улавливать и передавать в своих постановках нерв времени, чувствовать дух эпохи, ее болевые точки. Но вряд ли ему необходимо следовать за изменчивой модой. В погоне за ней рискуешь потерять нечто очень важное, частичку собственной идентичности, своего «Я». Мой хореографический язык меняется с течением времени, становится более изобретательным, сложным. Однако подобное происходит не из-за стремления, как сейчас говорят, быть в тренде, а в результате постепенной внутренней эволюции. Мое искусство совершенствуется, но при этом я не изменяю себе и своим эстетическим принципам.

"Русский Гамлет" - фото Евгений Матвеев

“Русский Гамлет” – фото Евгений Матвеев

– Злободневность и актуальность могут стать темами балетных спектаклей?

– Не готов отвечать за всех художников сразу. Лично я никогда не сочинял спектакли по мотивам газетных передовиц. В наших балетах поднимаются вневременные общественные и моральные проблемы. Вопросы, которые будут актуальными в любую эпоху. Поэтому спектакли нашего театра имеют современное философское и социальное звучание. Но это именно подлинная, а не сиюминутная актуальность.

 

– Вернемся к «Русскому Гамлету». По степени сценических метафор, по эмоциональному накалу этот спектакль превосходит многие, став при этом не иллюстрацией к страницам истории, а скорее романтическим рассказом о пограничных состояниях человеческой психики. И не случайно возникает образ Гамлета. Вы даже нашли у Павла I датские корни?

– Родословную будущего императора я столь детально не изучал. И происхождение его здесь совершенно ни при чем. Еще современники Павла отмечали удивительную схожесть истории его жизни с судьбой Гамлета. Я размышлял о необычной взаимосвязи шекспировского героя и русского самодержца и понял: даже столь глубоко трагическая фигура, как датский принц, по-человечески был счастливее Павла. Хотя бы потому, что мать Гамлета любила его. А Екатерина Великая была холодна к своему сыну и уготовила ему участь изгоя.

 

– Царевич Павел также ищет ответ на вопрос «Быть или не быть?». Нашли ли ответ вы сами?

– У меня нет времени для гамлетовских раздумий и терзаний. Я начинаю работать рано утром и ухожу домой в 11 вечера. И так на протяжении десятилетий. Уже в детстве я знал, что свяжу свою жизнь с сочинением хореографии. Так что вопрос «Быть или не быть?» передо мной никогда не стоял. Я изначально понимал: «быть», причем быть именно хореографом.

"Русский Гамлет" - фото Евгений Матвеев

“Русский Гамлет” – фото Евгений Матвеев

– «Русский Гамлет» – пятый балет, возвращенный вами на большую сцену. Какие еще прошлые постановки 1990-х годов вы собираетесь обновить или переделать?

– Сейчас наша труппа целиком сосредоточена на работе над новым оригинальным спектаклем «Эффект Пигмалиона», премьера которого состоится в феврале следующего года в Санкт-Петербурге. Когда мы выпустим эту постановку, я, вероятнее всего, займусь восстановлением балета «Дон Жуан, или Страсти по Мольеру». Хотя кто знает: возможно, к тому времени меня увлечет какая-то другая идея.

 

– Последнее время при описании современных балетов часто пользуются словом «провокация». Возможна ли провокация в чистой эмоции, переданной через движение, или тому обязательно должна быть вербальная поддержка или методы, далекие от чистого искусства на сцене?

– Все зависит от того, какое значение вкладывается в слово «провокация». Если речь о способности пробуждать ответную реакцию, то не могу не заметить, что балет по своей природе провокационен. Эмоциональный импульс провоцирует танцовщика на движение, а оно, в свою очередь, вызывает в зрителе внутренние переживания. В балетном искусстве все строится на энергетическом обмене и живых мгновенных реакциях. Если же Вы имеете в виду эпатаж, то ответ будет иным. Я занимаюсь чистым искусством, а не псевдохудожественными провокациями. Не осуждаю и не обсуждаю коллег, стремящихся эпатировать или шокировать зрителя, поймать его на этот крючок (поскольку в наши дни действительно непросто привлечь внимание аудитории). У каждого свой путь. Но я точно знаю: провокация – если она совершается ради самой провокации – не имеет никакого отношения к истинному творчеству.

Борис Эйфман. Фото Станислава Беляевского

Борис Эйфман. Фото Станислава Беляевского

– Надеюсь, что скоро ваш Дворец танца будет построен. Собираетесь ли вы ставить в нем и внести в репертуар постановки других хореографов, к примеру, Баланчина, о творческом родстве с которым вы не раз упоминали.

– Мечтаю, чтобы Дворец танца был подлинным центром мировой балетной жизни, где окажутся представленными все значимые направления хореографического искусства. Говорить подробнее сейчас бессмысленно – я жду появления своего театра уже больше 20 лет. И вместе с тем я абсолютно спокоен. Есть одна простая истина: если чему-то суждено сбыться, то никто не воспрепятствует этому, а если не суждено — никто не поможет.

Фотографии (© — Вячеслав Архипов,  Нина Аловерт, Евгений Матвеев, Станислав Беляевский) предоставлены пресс-службой театра балета Бориса Эйфмана 

 

******

Тель-Авив, октябрь 2018 года

Оперный театр имени Шломо Лахата

«Чайковский. PRO et CONTRA»
Постановка Бориса Эйфмана
Музыка П. И. Чайковского
Понедельник, 22.10.18, 20:00
Вторник, 23.10.18, 20:00
Среда, 24.10.18, 16:00
Заказ билетов на сайте  продюсерской компании RestInternational — здесь

«Русский Гамлет» 
Постановка Бориса Эйфмана
Музыка Людвига ван Бетховена и Густава Малера
Четверг, 25.10.18, 20:00
Пятница, 26.10.18, 13:00
Пятница, 26.10.18, 21:00 – дополнительный спектакль
Суббота, 27.10.18, 20:00
Заказ билетов на сайте продюсерской компании RestInternational — здесь

Заказ билетов в интернет-кассе “Браво”:
«Чайковский. PRO et CONTRA» – здесь
«Русский Гамлет»  – здесь

Билеты  в кассе Израильской оперы: 03-6927777 или на сайте:
«Чайковский. PRO et CONTRA»: http://www.israel-opera.co.il/?CategoryID=1103&ArticleID=4671
«Русский Гамлет»: http://www.israel-opera.co.il/?CategoryID=1103&ArticleID=4665

Организаторы гастролей в Израиле компания «Цемах LTD» и Ури Офер. Пиар-агентство: Sofia Nimelstein PR & Consulting

 

 

 

 

 

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Афиша

« Октябрь 2018 » loading...
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top