Гастроли

Даниил Спиваковский: «Слышать музыку и слово»

Для него «диалог» не устаревшее понятие, а жанр, которым он владеет виртуозно. Перевоплощаясь в различных персонажей на глазах у зрителя, он заряжает своей энергией зал. Заслуженный артист России Даниил Спиваковский в декабре сыграет в Израиле новый спектакль «Диалоги». Накануне гастролей он рассказал Елене Шафран зачем люди идут в театр и что такое магия музыки и слова.

– Вы назвали спектакль «Диалоги». А не кажется ли вам, что сегодня, в нашей жизни мы все больше от диалога отдаляемся. В разговоре каждый слышит сам себя. Мы уже не говорим, а пишем. И не пишем даже, а лайкаем. У нас уже практически нет вербального общения.
– Поэтому люди и ходят в театр. Сценический диалог всегда был, есть и будет. И мы, театральные драматические актеры, можем быть совершенно спокойны. Потому что как бы ни развивался интернет, драматический театр будет существовать всегда. Потребность в живом эмоциональном контакте заложена в человеке с рождения и является одной из базовых потребностей. Это я говорю как человек, который имеет некое психологическое образование.

– Ничего себе некое. Психфак МГУ.
– Но психологом я себя не считаю. Я драматический актер. И мы говорим только об актерском ремесле.

–  Хорошо. С точки зрения ремесла, человек стал другим, и соответственно, и зритель меняется.
– Нет, не меняется. Способность общения дана человеку свыше. Ему необходимо общаться и получать эмоциональный заряд.

– Он его и получает, когда ставит лайки, например.
– Нет, ничего он не получает. Живая эмоция, рожденная здесь и сейчас на глазах у зрителя это, как говорится, дорогого стоит. И она необходима человеку. Люди всегда будут ходить в театр. И смотреть, как актер перед ними перевоплощается. И как рождается актерская эмоция. А сегодня, к сожалению, люди стали не только меньше общаться, но и перестают читать. И на наш спектакль «Диалоги» идут еще и для того, чтобы услышать слово наших классиков, хотя бы из уст актера. Слово, обрамленное замечательной музыкой, это прекрасно.

-А в Израиле тем более. Ведь мы находимся далеко от среды совестной и культурной.
– Люди, которые стремятся сохранить корни и культуру, всегда приходят на наши программы в Израиле. А те, кто хочет, чтобы их дети, знали русский язык, обязательно приводят детей и внуков в театр, где они слышат русскую речь, русское слово.

– В «Диалогах» вы читаете Довлатова, Куприна, Зощенко, Пастернака и даже Воннегута в великолепном переводе.
– Да, великие авторы. Эта программа очень востребована и в России, и за рубежом. В мае мы играли в Лондоне, в зале Лондонского географического общества. Зал был переполнен.

– Все русскоязычные?
– Было очень много смешанных семей, где говорят на двух языках. Много детей. И пришли несколько англичан, которые вообще не знают русского. Мы сделали перевод текста на английский бегущей строкой. Так вот, этим англичанам настолько было интересно смотреть на исполнение, слышать музыку и слово, что в какие-то моменты они про титры забывали.

– Ну, это еще и эффект ваших фантастических перевоплощений. Вы же мастер и можете сыграть что угодно.
– Спасибо за добрые слова. А в «Диалогах» все это происходит на глазах у зрителей, не где-то за кулисами, где мы гримируемся и надеваем костюмы.

– Когда вы впервые ощутили этот драйв от того, что вы можете все?
– Вероятно, еще будучи студентом. Я учился в ГИТИСе у Андрея Александровича Гончарова. Великий мастер, мудрец, великий режиссер русского драматического театра. Он долгие годы возглавлял театр имени Маяковского.Я работал там больше 25 лет. Еще в институте мне нравилось лицедействовать, примерять на себя разные маски.

– Ваш учитель Андрей Гончаров такой прямолинейный, мастодонт…
– Да, он мастодонт. Но он обожал лицедейство, перевоплощения. И обожал артистов, рожденных для этого. Его как раз раздражали артисты дундуки, которые как он говорил, «на одной фистуле сидят». Он любил яркость, подвижность и нас этому учил.Сейчас, я профессиональный актер и, конечно, выбираю режиссеров, которые предлагают яркие роли и нестандартные характеры. Это мне нравится и в этом направлении я работаю.

– Правда ли, что актерские приемы вовлечения  в диалоги зрителей, сродни магии?
– Классик театра Всеволод Мейерхольд говорил, что задача актерства выстраивать зрительское восприятие.Актер должен уметь взять на себя внимание зрителя и вести его за собой. И актеров этому учат. И я учу этому своих учеников в мастерской.

– Много ли у вас учеников способных к этому?
Немного. Но есть. Все приходит с опытом. Я преподаю в институте театрального искусства имени Иосифа Кобзона.

Это новый институт?
– Не совсем. Иосиф Давыдович Кобзон несколько лет назад основал его и сам предложил мне вести актерскую мастерскую. Это высшее учебное заведение, где ребята учатся четыре года и получают государственный диплом. Становятся профессиональными артистами, но не все остаются в профессии. А уж если говорить об успешности, популярности, это вообще отдельная тема.

– Сегодня, несмотря на все разнообразие и огромное количество постановок, больших спектаклей, все более популярен жанр сольного выступления, когда артист остается один на один с публикой.
– Не все актеры могут выйти один на один со зрителем и держать зал в напряжении полтора часа. Когда я несколько лет назад начал это делать, я тоже прошел некий путь самообучения. Я сам выстраивал программы, сам их режиссировал. Ко всем моим программам я сам пишу инсценировки. Это все филигранная работа. И действительно – я один!

– «Мир тонет в фарисействе…»
– Этим гениальным стихотворением Пастернака мы заканчиваем спектакль, про который я говорю «мы» – на сцене в«Диалогах» я не один.

– По какому принципу вы выбирали произведения для постановки?
– Родоначальниками этого проекта являются три человека: режиссер-постановщик Игорь Голодный, замечательный джазовый пианист Евгений Борец и я.Игорь подобрал литературный материал.Познакомил меня с Женей. И мы стали работать.

– Стоит отметить, что музыке в вашем спектакле отведена особая роль.
– Ее автор и исполнитель – Евгений Борец. Музыка в нашем спектакле не является неким фоном. Она все время находится в диалоге с драматическим действием.Диалог артиста и пианиста. Так мы задумали и так работаем на сцене. Наше взаимодействие на сцене, это интересно и подчас смешно.

– Вы импровизируете?
– Какие-то неожиданные импровизационные повороты мы друг другу подкидываем. И это зрителю очень нравится. Зритель понимает, где мы идем по накатанным рельсам того,что придумали на репетициях, а где неожиданно возникает импровизация.

– А каковы отношения музыки с текстом? Ведь музыка сама по себе зашифрованное послание, а текст – это послание открытое. Как они взаимодействуют? Они конкурируют?
– Нет никакой конкуренции здесь нет. Мы партнеры: мой голос, мои перевоплощения и Женина музыка. Женино исполнение. Мы действуем по-партнерски. И в этом партнерстве рождается целая галерея персонажей. Вонегутовский Фостер, закомплексованный человек, который на самом деле оказывается великим джазовым пианистом. Замечательный яркий довлатовский герой с грузинскими страстями, с умением влюбляться. Смешной и нелепый чудак из рассказа Зощенко, который случайно попал на сцену не будучи актером. И конечно мощнейший куприновский Гамбринус, о силе человеческого духа о победе и способности жить и творить. И заканчиваем Пастернаком: «Гул затих, я вышел на подмостки…»

– Предвкушаю…
– Конечно, а так и будет. А как же! Я завидую зрителю, который увидит это со стороны. Я бы сам хотел так посмотреть.

– Кстати, когда вы себя видите, какая у вас реакция?
– Я к себе отношусь довольно критически.

– А когда выходите на сцену, волнуетесь?
– Волнение, которое когда-то было в студенчестве, уже ушло. Есть определенная концентрация. Погружение в персонаж, в материал.Существует не волнение, а определенный трепет перед сценой.

– Как вы настраиваетесь, есть у вас какие-то предпочтения?
– Нет.Я спокойно уединяюсь сам в гримерку, надеваю костюм. Мы всегда приезжаем заранее на площадку, выстраиваем свет, прогоняем какие-то куски, проверяем звук,готовим себя к тому ,что будет происходить на сцене.

– Много у вас друзей в Израиле?
– Знакомых огромное количество. Я часто бываю и хорошо знаю Израиль. И я знаю, что в Израиле ждут и любят меня.И на этот раз я никого не разочарую, я наоборот удивлю. Это будет совершенно неожиданная программа.

*****

Даниил Спиваковский и Евгений Борец. «Диалоги»

Постановка – Игоря Голодного

Ашдод, 17 декабря 2019 года, вторник, матнас Дюна-Юд, 20:00
Хайфа, 18 декабря 2019 года, среда, зал «Раппопорт», 20:00
Нетания, 19 декабря 2019 года, четверг, Аудиториум им. Арика АйнштейнаНетания, 20:00
Беэр-Шева, 20 декабря 2019 года, пятница, Центр сценических искусств, Малый зал, 20:00

Тель-Авив, 21 декабря 2019, суббота, Культурный центр «Эйнав», 20:00
Страница мероприятия в фейсбуке: https://www.facebook.com/events/642298266292114/
Заказ билетов – http://bit.ly/2MaotCn
Продолжительность: 1 час 45 минут

Интервью взяла Елена Шафран. Все фотографии – © Маргарита Шол – предоставлены организатором гастролей – продюсерской фирмой BARDPRoductions

 

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top