Балет

Екатерина и Екатерина. И балет. Две ведущие солистки рассказывают о «Великом Гэтсби»

Заглавное фото: слева –  Екатерина Алаева; справа – Екатерина Кальченко. Photo © Igor Tsarukov


28 и 29 ноября, в четверг и в пятницу, в «Гейхал ха-Тарбут» в Тель-Авиве пройдут два представления шоу-балета «Великий Гэтсби» при участии солистов, кордебалета и трех великих личностей в мире современного балета – Дуайта Родена, Клиффорда Уильямса и Дениса Матвиенко. В постановке также участвуют две ведущие солистки: в партии Джордан Бэйкер – Екатерина Кальченко – солистка Одесского Театра Оперы и Балета, лауреат Международного конкурса балета имени Сержа Лифаря, лауреат Международных конкурсов артистов балета, обладательница золотой медали и звания лауреата Международного конкурса имени Юрия Григоровича «Молодой балет мира»; в партии Миртл Уилсон – Екатерина Алаева – заслуженная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины, лауреат множества международных конкурсов.

С обеими Екатеринами – молодыми, обаятельными, красивыми, влюбленными в балет – мы беседуем в перерывах между репетициями «Великого Гэтсби». Еще немного, буквально через несколько дней, этот балет-феерию можно будет увидеть в Тель-Авиве. А пока что – будни репетиционного зала и прекраснодушные разговоры. О балете, о литературе, об увлечении своим делом, и, конечно, о «Гэтсби».

 

Екатерина Кальченко:
«У нас дома есть сборник романов Фрэнсиса Скотта Фицджеральд. Очень старая книга: ее подарил моей маме еще мой прадедушка. Когда я начала её читать давным-давно, то конечно не могла представить, что окажусь внутри этого повествования, да еще и на сцене. Мне кажется, что если даже меня разбудить ночью, то я могу станцевать свою партию, свою Джордан Бэйкер. У меня с этим балетом связаны только приятные ассоциации, первые репетиции ознаменовали начало очень хорошего периода в моей жизни, и сам спектакль вызывает у меня только позитивные эмоции. Я выхожу на сцену и получаю удовольствие.  А это, к сожалению, бывает не всегда. Когда я танцую в классических постановках, в «Лебедином озере» или в «Пахите», я нервничаю гораздо больше. И даже не могу объяснить почему: ведь технически «Гэтсби» очень сложен, но здесь образ моей героини просто «сшит» на меня. Я «купаюсь» в этой хореографии, в потрясающей музыке. В этом балете настолько всё сложилось, что ничто не мешает получить нам – исполнителям – удовольствие».

 

Екатерина Кальченко. - Photo © Igor Tsarukov

Екатерина Кальченко.  Photo © Igor Tsarukov

– Катя, насколько сильно в постановке следуют литературному источнику, ставилась ли вообще такая задача?
– Точно следовать книге мы не собирались с самого начала. Нам важнее было восстановить на сцене «фицджеральдовскую» атмосферу. Все читали книгу, все смотрели фильм с Леонардо Ди Каприо, все знали, о чем идет речь. Очень многое к нашему восприятию добавил хореограф Дуайт Роден. Конечно, мы не сильно отклонились от сюжета, но Дуайт внес в постановку свое видение. К примеру, ради Клиффорда Уильямса расширена линия Меира Вульфшайма, компаньона Гэтсби. В нашем спектакле он – один из главных действующих лиц, появляется на сцене на протяжении всего балета. Дуайт в этом спектакле усилил акцент именно на этой партии. Клиффорд – его друг, ведущий танцовщик его группы Complextion, но дело не в этом, а в драматургической задаче, в хореографических решениях.

 

– Сколько шли первые репетиции? Как вообще классические танцовщики отнеслись к такой неожиданной для них постановке?
– Это был долгий процесс, эмоционально безумно наполненный. Сначала Дуйат собрал кордебалет, преподал танцовщикам основы contemporary dance, определенные комбинации. Затем подключились солисты. Я в эту постановку попала совершенно случайно, это был особый период моей жизни – переворот во всем. Мы давно знакомы с Денисом Матвиенко, вместе работали в Национальной опере. Сейчас я живу и работаю в Одессе, но заканчивала Киевское хореографическое училище, год работала в Национальной опере в Киеве, а потом вернулась домой. В какой-то момент в театре начался сложный период, хотелось каких-то перемен, и тут мне написал Денис Матвиенко о том, что у них намечается очень интересный проект – «Великий Гэтсби», что ищут солистку. Конечно, я согласилась. И на аудицию приехали все: Денис, Дуайт Роден, продюсер проекта Саша Полевой. Вся эта делегация появилась в Одессе, чтобы посмотреть на меня и оценить и нашу труппу для дальнейшего сотрудничества. Посмотрели как урок классического танца, так и модерн-балета. И меня взяли в проект! Я уехала в Киев на 2 месяца на репетиции, очень переживала – ведь я танцевала с солистами Мариинского, причем современную хореографию: я – классическая танцовщица! К такой современной хореографии я тогда подступила впервые.

– Как происходил общий кастинг, как набирали труппу для исполнения «Гэтсби»? В России, на Украине все еще мало групп contemporary ballet, нет сформировавшейся школы современной хореографии.
– Объявили кастинг в интернете, в фейсбуке. Балетный мир он и большой, но в тоже время – тесный. Все всё знают, и все всех знают, и поэтому новость о кастинге распространилась быстро. Пришли и классические танцоры, и исполнители народного танца, и современного балета. Танцоров отбирали Дуайт Роден и Денис Матвиенко. Вот так и сложился наш коллектив на то время – пять лет назад.

The Great Gatsby Ballet. Фото Владислав Мусиенко

The Great Gatsby Ballet. Фото Владислав Мусиенко

– Насколько изменилась труппа за эти пять лет?
– В первые три года в каждом турне у нас менялся практически весь кордебалет, многие работают в театрах и участвуют в других проектах, совместить все очень сложно. Из солистов первого «призыва» осталась я, Денис и Клиффорд, все остальные поменялись. Но последние года два у нас практически постоянный состав и с ним мы выступаем на юбилейных спектаклях к пятилетию «Великого Гэтсби».

– Как часто вы выезжаете с этим спектаклем, показываете его в Киеве и на гастролях?
– В основном, мы встречаемся дважды в год – осенью и весной. Осенью проходит тур по Европе,  весной – по Украине. Так как у нас устоявшийся коллектив, то сначала собирается кордебалет, затем присоединяются солисты. Поначалу нас воспринимали критически: все смотрели фильм, и мы должны были показать балет яркий, даже ослепительный, с элементами шоу. За 5 лет спектакль изменился – как изменились и мы сами. Сшиты новые костюмы, появились новые эффекты, изменены некоторые партии. И несмотря на то, что традиции современного балета в Европе очень сильны, нас всегда ждет теплый прием.

Екатерина Алаева:

– Катя, вы, в отличие от Кати Кальченко, в этом проекте около двух лет, относительно недавно. И пришли в него тоже из мира классического балета.
– Я – солистка национальной оперы Украины, мы долгое время были коллегами с Денисом Матвиенко. Первый раз я увидела «Гэтсби» как зрительница – на премьере в Киеве, и мне очень понравилось, я была под сильным впечатлением. Но приглашение станцевать в нем было совершенно для меня неожиданно. Когда я начала репетировать, было сложно, хореография непривычна, но затем приехал Дуйат Роден, и  все стало понятно и доступно. Артисту всегда интересна работа с балетмейстером. Одно дело – заучить определенный порядок поз и жестов, другое – понять, какую задачу перед тобой ставят.

Екатерина Алаева. Photo © Igor Tsarukov

Екатерина Алаева. Photo © Igor Tsarukov

Какие цели ставил Дуйат? Он участвовал в создании либретто – значит цели были и хореографические, и драматургические.
– Дуайт продолжает немного менять балет и, соответственно, наши партии. Премьеру я танцевала как в полусне. А затем более спокойно обдумала свой образ –  Миртл Уилсон, любовный треугольник, в котором Миртл оказалась. С одним партнером на сцене мне приходится быть одной, с другим – резко меняться. Я должна передать настроение, трагедию, смерть своей героини. Чтобы зритель поверил в происходящее, надо вложить очень много эмоций.
Этот балет мне легче танцевать, чем классику, потому что классика – академична, а значит – точна. В «Гэтсби» можно менять свое восприятие роли, тогда как классика требует строго определенных канонов. Но классическому танцовщику легче танцевать современную хореографию, нежели наоборот.

– Вам нравится путешествовать с «Гэтсби»? Он открыл для вас мир?
– Я и раньше много гастролировала, но здесь очень хороший коллектив, другая атмосфера, новый проект – совсем другие ощущения. Здесь каждый солист танцует свою партию, мы не конкурируем между собой, поэтому наша команда сложилась естественным образом. А вот в репертуарном театре всегда существует конкуренция.

– В чем для вас проявилась новизна этого проекта?
– В нашей стране не очень развита современная хореография, у нас нет соответствующей школы, мало приглашают современных хореографов, и в какой-то степени мы отстаем от Запада в современной хореографии. У нас не преподают в училищах современную хореографию, к нам в театр не приезжают балетмейстеры, которые бы ставили modern-спектакли, поэтому «Гэтсби» стал для меня глотком свежего воздуха, шансом испытать себя в новом жанре. И у меня это получилось!

– Вы знакомы с книгой Фицджеральда?
– Я прочитала этот роман после фильма. А потом, когда готовила свою партию, перечитала. Я всегда стараюсь при подготовке любой роли прочитать нужную литературу, посмотреть фильмы. Естественно, что балетмейстер видит по-другому, но, когда все впечатления наслаиваются, из них и создается образ. В этом спектакле очень правильно расставлены акценты каждого героя. Все сольные женские партии – очень разные. Мы кардинально друг от друга отличаемся. А кордебалет создает атмосферу того времени – мишуру, блеск, праздник. Балет без кордебалета не зрелищен. Солисты не могут вытянуть на себе весь спектакль.

– Этот спектакль – и балет, и шоу. В любом спектакле важную роль играют освещение, декорации, аксессуары, костюмы – иначе нет постановки, но здесь этим деталям уделено еще большее внимание….
– Я думаю, что так сложилось, потому что фильм заложил некие стандарты. Фильм – великолепный, и в нем очень ярко передается атмосфера роскоши, богатства, вседозволенности. А наш балет должен быть еще ярче. Поэтому появились сценические эффекты, и мы можем убедительно передать то время, настроение героев, подчеркнуть все происходящее.  Самим танцовщикам это добавляет настроения, ощущение спектакля-праздника. И это необходимо, чтобы зритель получил удовольствие от спектакля, чтобы не ушел равнодушным. Я за то, чтобы зрители плакали, смеялись, переживали – и потому вкладываю в свои образы душу.

The Great Gatsby Ballet. Фото Владислав Мусиенко

*****

«Великий Гэтсби»

Тель-Авив, Гейхал ха-Тарбут, 28 и 29 ноября 2019 года

Линк на видео: https://www.youtube.com/watch?v=_Jfffw6PSjM

Заказ билетов: в кассе «Браво» https://bestbravo.co.il/announce/63657

Страница в фейсбуке – https://www.facebook.com/roman.rabinovich.productions/

Страница мероприятия – https://www.facebook.com/events/463489691057945/

 

Интервью взяла Маша Хинич. Фотографии (© Igor Chursin, Vitaly Urasov, Alexandre Zubko, Vladislav Musienko, Lena Kudrey, Maxim Sidorenko, Arcady Shafirov) предоставлены пресс-службой The Greatt Gatsby Ballet и продюсером гастролей – Roman Rabinovich productions

 

Пиар-агентство: Sofia Nimelstein PR & Consulting и Masha Hinich PR

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top