Интервью

Леонид Пташка – настоящий жаворонок!

Фото: Лимор Эдри

Интервью в преддверии международного джазового фестиваля SuperJazz 2016 в Ашдоде в конце ноября – начале декабря

 

Севиль Велиева

 

– Леонид, меня удивило, когда вы назначили наше интервью на 9 утра. Вы, в отличие от многих своих коллег – жаворонок?

– Вы знаете, я, наверное, уже сам не знаю, кто я, согласно своим биологическим часам. Я уже столько лет живу в жестком гастрольном графике…

 

– Я читала, что вы даете по 200 концертов в год, это очень много.

– Да, причем в таком ритме я живу уже десятки лет – я много гастролирую еще с советских времен, с юности. Поэтому мои биологические часы давно привыкли к тому, что я, как солдат, просыпаюсь тогда, когда надо, а не когда хочется. А последние годы показали, что я, пожалуй, действительно ранняя пташка. Мне стало приятнее и эффективнее рано вставать, тогда я полон энергии и всё успеваю. Бытует мнение, что творческие люди – это богема, ведущая ночной образ жизни, отдельная каста избранных. Так вот, решительно протестую: по крайней мере, я совсем не вписываюсь в подобное определение. И я всегда отличался, без ложной скромности, высокой работоспособностью. Я всего добивался сам, своими руками, головой, идеями и возможностями. Я не разбалованный мальчик, мое место – на поле, я там руками добываю алмазы. Я пахарь.

 

– Интересно, что вы, будучи не из музыкальной семьи, испытывали тягу к музыке с детства, а джаз открыли для себя в 6 лет, слушая пластинку легендарного джазового пианиста Оскара Питерсона. Вы или окружающие вас   считали вас вундеркиндом?

– Да, вы знаете, считали, причем в точном соответствии с поговоркой “цирк уехал, а клоуны остались”. Мальчика считали вундеркиндом, мальчик вырос и уже даже стал дедушкой, а его по-прежнему считают вундеркиндом. Был такой период, когда меня называли вундеркиндом в прессе. Я ведь очень рано начал музыкальную карьеру, и играл с оркестрами уже в 6-7 лет, и я проходил как такое… знаете, чудо-юдо-мальчик… Чудо-иудо-мальчик .

received_10207662865597611

– Вы относитесь к своему раннему признанию и призванию с самоиронией?

– Я всегда отношусь с иронией к себе, всю жизнь. Когда я смотрю какие-то программы, реалити-шоу, в результате которых девочки и мальчики становятся за один день, как они сами считают, звездами, я понимаю, что такое серьезное и отнюдь не заслуженное отношение к себе очень скоро обернется психологическими травмами. Посмотрите на тех, кто выиграл подобные шоу:  лишь единицы остались на экранах. Остальные ушли, и ушли с определенно с поломанной психикой. Поэтому объективное и ироничное отношение к себе, равно как и напряженная работа, критическое отношение – лучшая профилактика звездной болезни. Потому что звездой становятся в результате упорного и тяжелого многолетнего труда, а не благодаря игровому рейтинговому шоу.

 

– Леонид, а если бы вы сегодня вы принимали участие в подобном проекте, вы имели бы шанс победить? Или сегодня время других артистов?

– В мое время таких шоу не было, но ведь были другие! И я принимал в них участие. Более того, даже успешно – я лауреат 17 международных конкурсов. Но, в отличие от нынешних, то были профессиональные состязания. Они не повышали узнаваемость и не давали широкого признания, однако они позволяли самоутвердиться, получить признание среди коллег и профессионального жюри. А что касается сегодняшних… нет, я не уверен, что я хотел бы участвовать в в них, но в составе жюри, я думаю, был бы органичен.

 

– Кстати, я была ошеломлена, узнав, что достаточно длительный период вашей жизни был связан с телевидением. Вы вели передачу вместе с ныне покойным Владом Листьевым во “Взгляде”, незадолго до развала Союза. Передача была политической, время – нестабильным, а вы были признанным музыкантом. Зачем вам это было нужно?

– Тогда мы были все молодыми ребятами: Влад Листьев, Саша Любимов. Я был намного младше них. Я часто приходил на телевидение, чаще всего – записываться как музыкант, мы общались, я наблюдал за их работой. И вот однажды эти ребята пригласили меня – я был тогда молодой, симпатичный, по-английски говорил, остроумный. Впрочем, музыка все равно была на первом месте, и телевидение было не в ущерб моей гастрольной деятельности. Наоборот, я часто отсутствовал на съемках из-за концертов. Это были прямые эфиры.

Леонид Пташка и Нанси Брандес

Леонид Пташка и Нанси Брандес

– Вы тогда работали с самой, пожалуй, независимой и талантливой командой. Вы имели возможность видеть и наблюдать больше, чем многие другие. Что вы думали о процессах в стране – вы, обласканный властью, часто выезжавший на гастроли за рубеж.. Вы были одним из первых музыкантов, которым позволено было выезжать за границу, правда?

– Это правда, я часто выезжал за границу с концертами. Но назвать меня обласканным – это вы переборщили. Я никогда не был обласкан, увы. Я-то с удовольствием бы, но нет… Да и выпускали меня больше вопреки, чем благодаря. Я ничего не думал о процессах в стране, если честно. Жил своей жизнью, а в 1990-м уехал в Израиль, и многое уже наблюдал издалека. Я приехал, сдав своей советский паспорт, с нормой 35 килограмм багажа.

 

– Типичная на тот момент ситуация. Я думаю, у многих читающих сейчас это интервью возникает эффект дежавю.

– Да потому что так оно и было! Откровенно говоря, нас мало интересовала  политическая сторона   происходящего в СССР. Было не до этого. Я готовился к репатриации, и осознавал, что это будет началом новой жизни. Когда я уезжал на гастроли, я понимал, что это поездка на несколько недель, что пройдет время, и я вернусь домой. А тут я уезжал навсегда, и пути назад не было бы. Говорят, что репатриация легче эмиграции, что это возвращение домой. Ерунда! Репатриация в Израиль представляла собой ту же самую эмиграцию, обнуление прежних достижений и отсчет с нулевой точки. Другая страна, другой менталитет, и ты такой же чужой тут, как и в любом другом месте на планете. Оставить все, что было до этого, и начать все сначала – вот что следовало тогда делать.

 

– Леонид, простите меня за вопрос, но почему вы приехали? Вы бросили все, что имели там – славу, признание, возможность делать то, что любите, и уехали в маленькую жаркую страну.

– В свое время я из Баку переехал в Москву, чтобы расширить свои горизонты. Баку – столица союзной республики, но этот город все равно был провинциальным. Я хотел добиться известности, популярности, достичь новых границ – и Москва давала мне все это до переломного 1990-го года. А потом мне стало страшно, что снова опустится железный занавес, и вся моя концертная деятельность прекратится. Было ли мне боязно? Да. Но я решил, что если я стал известным в Советском Союзе, ничего не помешает мне стать известным в еврейской стране. И я принял решение о репатриации. Я был с концертами в Израиле много раз до своей репатриации, но приехав, понял, что все совсем по-другому. Не путайте туризм с эмиграцией, что называется. Надо было начинать все заново.

leonid-ptashka3

 

– В Израиле вы много работали, и очень быстро стали сотрудничать с музыкантами мировой величины. И в итоге добились популярности и успеха. Однако в одном интервью вы очень прямо и откровенно сказали, что в Израиле существует стеклянный потолок. Я цитирую: “он не стеклянный, он железобетонный”. Нет ли здесь противоречия – вы добились успеха в Израиле, несмотря на наличие такого потолка?

– Да, потолок существует, и я готов повторить свои слова.

 

– Но у вас-то получилось его преодолеть!

– Не факт, что получилось. Не факт, что если бы не этот пресловутый «потолок», я бы не достиг большего. Но факт, что то, что я сейчас имею, мне никто не дал. Мне через многое пришлось пройти, чтобы стать тем, кем я стал, и я до сих пор невероятно много работаю.  Даже после долгих лет упорной работы над своей карьерой в Израиле мне приходится делать миллионы вещей ежедневно. Я далек от того, чтобы пожинать лавры, лежа на диване. Израиль ведь очень честная страна – успех приходит к тому, кто готов для него наизнанку выворачиваться. Она рассчитана на экстра-профессионализм. На экстра-супер-профессионализм, понимаете? В маленьком Израиле очень серьезная конкуренция, потому что слишком много талантливых людей на таком клочке земли. Если ты лучший из лучших, у тебя получится. Если ты средний – у тебя бы в США получилось, а тут – твой успех будет под большим вопросом. Понимаете, Израиль – это не та страна, в которой можно все получить бесплатно. Конечно, в России все стоит дешевле – и коммунальные расходы, и жилье, и рутинные траты. Там жизнь дешевле, чем в Израиле, и работать там можно меньше, и зарабатывать хуже, и вся жизнь будет проще и дешевле. Но там при копеечных тратах – и качество жизни копеечное. Здесь нужно работать в три, четыре раза больше, но и качество жизни возрастает в разы.

 

– Провинциальность Израиля – еще один живучий миф о стране. Или не миф?

– Как человек, достаточно поездивший и многое видевший, я готов заявить, что Израиль провинциален ровно настолько, насколько провинциальны Англия, США и любая другая страна. Каждая страна, которая имеет свой собственный дух, достаточно провинциальна. Поезжайте за пределы Нью-Йорка и вы увидите абсолютно дремучую провинциальность. Я не верю в его провинциальность, она в пределах нормы, скажем так.

 

– Раз уж мы начали говорить о Штатах, давайте поговорим о ваших взаимоотношениях с этой страной. Вас там нежно любят: вы были первым джаз-музыкантом, которого выпустили из СССР на гастроли в США, Вас включили в 100 лучших джаз-музыкантов столетия. И вы даже играли в Белом Доме!

– Ну, это было 10 лет назад, но все равно это была огромная честь и очень яркие эмоции. Впрочем, сейчас я бы не стал говорить о себе, что я играю только джаз, я давно ушел только от одного этого жанра. Я играю в.. скажем так, стиле Леонида Пташки.

 

– А что будет ждать ваших слушателей в Израиле в ближайшее время?

– В рамках Фестиваля “Super Jazz” в Ашдод приезжают лучшие музыканты мира, такие как, например, блистательная Савана Цви Навон, гостья из Австралии. Приезжают грандиозные музыканты и мы играем вместе. Фестиваль в этом году будет проходить с 30 ноября по 1 декабря  под слоганом  Made in USA. Должно быть здорово, зрелищно, профессионально, талантливо, но… лучше прийти и услышать самому.

 

– В заключение: готовясь к интервью, я пыталась составить себе ваш портрет, а потом решила напрямую вас спросить – что бы вы рассказали о себе незнакомому человеку?

– Ой… Сложно себя хвалить, еще сложнее себя ругать… Ну хорошо. Я бы сказал, что я пахарь. Я, как говорят, талантлив. Я уверен в себе, потому что много раз в жизни оказывался прав. Я родился в счастливой семье, у меня было счастливое детство. Я состоялся. Я играл концерты на концертных площадках от 500 человек до 100 000. Я продюсер и владею небольшой компанией. Я люблю красоту. Люблю любить. Люблю, когда любят меня. Ненавижу предательство и очень ценю верность. Я очень не люблю одиночества, это моя ахиллесова пята, я боюсь его. В то же время очень люблю быть один на гастролях.

 

– Гуляете в одиночку по незнакомому городу?

– Обожаю.  Это то, что я делаю регулярно, когда есть такая возможность!

********

Концерты восьмого фестиваля Super-Jazz Ashdod будут проходить в Центре сценических искусств 30 ноября и 1 декабря 2016 года – и в обоих концертах будет участвовать знаменитый саксофонист Крейг Хэнди. В  основных концертах фестиваля примут участие такие знаменитости, как трубач Джои Морант – один из самых динамичных и ярких трубачей ведущих современных джазовых трубачей, увлеченный интерпретатор творчества Луи Армстронга; вокалист, а также трубач и тубист Джеймс Вильямс из США, гитарист Рон Джексон; чудесная вокалистка Арли Леонард, поющая в диапазоне четырех (!) октав – жемчужина джаза Нью-Орлеана, самая яркая звезда стиля «Swingin The Blues» и ее коллега Светлана Шумилиян из Нью-Йорка, «Нью-Орлеан – Нью-Йорк Экспресс-Оркестр» и дикси-бэнд «Профессор Кунингэм», саксофонист Яков Мейман, кубинский перкуссионист Франческо Мело, российский гитарист Тим Дорофеев, израильская группа «Свинг Де Житан» и певица Хагит Гольдберг, контрабасист Эли Маген, «Карлинг-Фэмили Биг-бэнд» из Швеции и многие другие.

 

Не забудьте – концерты  30 ноября и 1 декабря, Ашдод, Леонид Пташка и Super-Jazz Ashdod. При поддержке компании по культуре под руководством зам. мэра Ашдода Бориса Гиттермана и зам. генерального директора компании по культуре Виталия Слуцкого.
Заказ билетов на сайте www.ashow.co.il или по телефону 08-8648585. Цена билетов – от 70 до 100 шекелей.

 

Фотографии предоставлены организаторами фестиваля. Верхнее фото: Лимор Эдри

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top