Tel Aviv Global

Весна в доме Рубинштейна

Идит Цви. Фото © Максим Рейдер

Интервью с Идит Цви – художественным руководителем  ассоциации  имени Артура Руинштейна. В преддверии 15-го Международного Фортепьянного  конкурса имени Артура Рубинштейна в Тель-Авиве с 25 апреля по 11 мая.  Интервью первоначально опубликовано в приложении “Нон-Стоп” к газете “Вести” 30 марта 2017 года.

Инна Шейхатович

Солнца так много, что, кажется, будто в мире включили особую иллюминацию. Яркая весна греет.  На площади  возле «Габимы» и «Гейхал а-Тарбут»   тель-авивские жители   ловят небесное золото,   туристы щелкают затворами фотокамер. На фиолетовых и розовых клумбах сидят дети.  Дом, в котором размещается международная музыкальная ассоциация Артура Рубинштейна, совсем  рядом. Тоже на площади Культуры.    В тихом кабинете мы ведем наш разговор. Со всех стен здесь смотрит, звучит, вещает великий пианист Артур Рубинштейн. Венчик легких волос развевается над чеканным  прозрачным лицом.  Профиль волшебника рояля, чье имя носит один из самых важных  международных  фортепьянных конкурсов,  парит  над папками, бумагами, покрытым восточным ковром роялем. Идит Цви, артистический директор конкурса, сидит за своим рабочим столом.  Очередное, пятнадцатое  по счету соревнование   пианистов, пройдет   уже совсем  скоро,  с 25 апреля по 11 мая. В Тель-Авиве зазвучат молодые фортепьянные голоса мира.   Весенние, свежие, новые. Будут страсти и споры.  Ажиотаж зала и сфинксовская невозмутимость жюри. Будет музыка, которая подарит неповторимую радость.

 

О  конкурсе и жизни, о ее личном творческом маршруте и музыкальных вкусах  мы и беседуем с госпожой Идит Цви.  А начался разговор так:

14-й конкурс Артура Рубинштейна - фото © Максим Рейдер

14-й конкурс Артура Рубинштейна – фото © Максим Рейдер

–    Человек, который уже семнадцать лет стоит у руля такого значимого  для моря культуры корабля, конкурса, с которым связаны многие большие имена в мире музыки, наверняка имеет и собственную интересную, поучительную историю…

– Все произошло случайно. Случай сыграл в моей жизни самую важную роль….Мне кажется, я вообще ничего для себя не выбирала, почти ничего.  Я родилась в семье уцелевших в Катастрофе. Папа из Литвы, он был водителем автобуса,  это его фамилия Цви, я ее не меняла. А  моя мама  из Германии, «еки», как называют немецких евреев. Она была пианисткой, педагогом  музыки. Мама  всегда оставалась  моим главным союзником, но и самым главным критиком.  И музыку я слышала всегда, еще в материнском животе.   И рояль был всегда  в моей жизни,  и это тоже уже никогда не изменится. Профессия нашла, выбрала меня, и я, оглядываясь назад,  ничего бы не стала менять в своей жизни.

 

– Дома говорили на идиш?

– На идиш   и на немецком. И я их знаю – и всегда отказывалась  от этих языков. На немецком я не могу, не хочу говорить. Когда на перроне поезда  в Германии слышу «Ахтунг», мне становится не по себе.  Хотя в Германии я чувствую себя дома…

 

–  Папа был тоже любителем музыки?  

-Нет, я бы так не сказала. Он никогда не выражал своей особой тяги к музыке, но и не возражал, что я этим занимаюсь.  Не отговаривал. Другой дороги, другого маршрута просто не было.  И все шло своим чередом: консерваторион, академия музыки. Когда пришло время служить в армии, тоже на сцену вышел случай. Я должна  была быть учительницей ( «мора-хаелет»), но случайно – это слово в вашей статье будет главным, правда? –  встретила человека, знакомого знакомых, который работал в «Галей-ЦАХАЛ», и спросила его, нельзя ли и мне работать на радио.  Сегодня это звучит почти нереально,  многие  мечтают о такой службе, и эта мечта выглядит фантастикой. А я  даже не совсем представляла, что и как на радио происходит.  Я даже не ждала, что из этого что-то выйдет. А  мне почти сразу  позвонили и пригласили на собеседование. Так я стала сотрудницей военной редакции.   Был 1967 год. Скажу, что тогда многие вещи , наверное, легче происходили.   После  службы,  я осталась гражданской сотрудницей. В 21 год   уехала учиться в США.    В Филадельфию. В университет.

 

– Вы решили стать профессиональным журналистом?

– Мне было на радио всегда очень интересно. Да и вообще, вспоминая разные моменты  жизни, я думаю, что могла бы сказать о себе очень коротко: мне никогда не было скучно!

– Я поняла, что вы в семье были единственным ребенком. Уехать далеко, оставить дом – это было трудное решение, родители отнеслись к нему с пониманием?

Пианист Даниил Трифонов. Выступление на концерте на 14-м конкурсе Артура Рубинштейна - фото © Максим Рейдер

Пианист Даниил Трифонов. Выступление на концерте на 14-м конкурсе Артура Рубинштейна – фото © Максим Рейдер

– Жизнь вся состоит  из решений. Разных.   Мы все согласились, что это будет правильно.  В Штатах я  снова начала играть. Познакомилась с удивительными людьми. Участвовала в музыкальном фестивале в Вермонте. Выдающийся пианист  Ричард Гуд сказал мне, что я просто обязана выступать.  И я  выступала.   С разными составами. На нашем радио есть записи.  Мне нравилось играть в ансамблях,  я всегда больше  любила на сцене музицировать вместе с коллегами, чем играть сольно.

 

– Совсем не было амбиций солистки, лидера? Не хотелось моря оваций, цветов, поклонников? Самовыражения?

– Я почему-то всегда видела другую¸не самую приятную сторону жизни солиста.

– Зависть и каторжный труд?

 

– Нет, другое. Я всегда со страхом думала о том, как эти люди, знаменитые,  признанные, ездят  по миру¸ они играют, потом отстаются в гостиничном  номере, перемещаются из города в город , и всюду с ними их одиночество – в аэропорту¸в гостинице.  Меня это пугало. Не всякий так может. Вы бы, например, могли?

 

– Не знаю. Возможно, мне тоже такая жизнь не очень подходит…

– А  я бы просто не смогла!

– Мысли жить и работать в Штатах не было?

– Наверное, была. Но в 1971 году умер отец. Я вернулась домой. А в  1974 году меня позвали на радио «Коль ха-Музика» , я стала там редактором. И много – много разных вещей  там придумала.

– Я  люблю эту радиостанцию, очень, она   дает ощущение – возможно, иллюзорное, что в нашем  мире искусство имеет  большое значение.  А на этом радио есть исключительно качественные программы, есть очень интересные викторины…

– Какие, что нравится?

Идит Цви на радио
Идит Цви на радио в студии “Коль ха-Музика!”

Я вижу хитрый огонек в глазах этой серьезной и очень занятой женщины. Отвечаю: «Пара иверет» ( «Слепая корова», это моя любимая программа, она с большиим вкусом всегда составлена – автор ).   И тут моя собеседница горделиво  выдыхает:

 

– Это моя программа!  Я ее придумала.  Мне приятно, что ее слушают.  Все может случиться, идут разные разговоры  – может, у страны  в какой- то  момент  не будет музыкальной волны… и это будет ужасно грустно!

 

– Время «Коль ха-музика» было счастливым?

-Я всегда была занята. Как, впрочем, и теперь.   Записывала все самые итересные  концерты, фестивали,  интервьюировала самых серьезных музыкантов.

В 1985 году я создала музыкальный фестиваль  в Кфар-Блюм. Возникла идея, появились  единомыщленники. Денег не было, никаких. Не было специального зала. Был энтузиазм.  Было желание . И мы размещали  на небольшой территории шестнадцать семей участников. И все играли без денег…

 

– …сегодня тоже возможно проводить такие крупные мероприятия на добровольной основе?  В конкурсе Артура Рубинштейна, например, жюри, вероятно, работает без гонорара?

– Разумеется, нет. Все получают деньги. И, конечно, гостиницу.  Времена чистого энтузиазма прошли…

 

– Семнадцать лет вы  живете, мыслите, дышите конкурсом Артура Рубинштейна.  Какие эпизоды конкурсной истории  были для вас самыми трогательными?

– Таких было много! И я опять – как с фестивалем в Кфар-Блюме – каждый раз, всегда ужасно волнуюсь. И всегда слышу от коллег,  от друзей: «Разве возможно сделать лучше?!». И надеюсь¸ что следующий конкурс будет лучше.

Вы знаете Бориса Гилтбурга?

 

– Да, мы болели за него, он очень вырос,  стал большим и серьезным  музыкантом…

– А  я его знаю давно. Он ведь не хотел участвовать в конкурсе Рубинштейна. Я его убедила!  И очень этим горжусь, Борис получил вторую премию – он уступил Даниилу  Трифонову,  а там уже действительно ничего нельзя было сделать… Теперь Трифонова вообще никак нельзя заполучить, даже нам невозможно найти место в его плотном графике, все  расписано на годы вперед.  Гилтбург поехал на конкурс королевы Елизаветы в Брюссель – и выиграл. Наш опыт ему очень пригодился.

14-й конкурс Артура Рубинштейна - фото © Максим Рейдер

14-й конкурс Артура Рубинштейна – фото © Максим Рейдер

– Вы считаете, что конкурс для музыканта вещь полезная? Это все же не спорт,  трудно сравнивать очень разных по стилю¸по характеру, по  нервным характеристикам творческих людей…

– Конкурс – это яркое шоу, это особое удовольствие для слушателей, для публики. Это, возможно, своего рода детектив, интрига здесь – как в захватывающем романе.

 

 – …Великий Святослав Рихтер никогда не участвовал ни в одном конкурсе…

– …и Артур Рубинштейн тоже…Дороги у всех очень индивидуальны…Но напряжение,  атмосферу, праздник конкурса ни с чем нельзя сравнить.

 

– В жюри вместе работают одиннадцать человек.  Одиннадцать эго.  Как складываются отношения в этой команде индивидуальностей? Как они существуют вместе?

–  Видимо, нам везет, но атмосфера, отношения  в судейской коллегии всегда очень хорошие. Никаких тревог, сцен  или скандалов не было!

Яаков Быстрицкий и Артур Рубинштейн. Фjто из архива arims

Яаков Быстрицкий и Артур Рубинштейн. Фjто из архива arims

– Первая премия конкурса,  премия Артура Рубинштейна, это 40 000 долларов. Вторая – 25 тысяч, третья – 10 тысяч. А еще надо снимать залы, гостиницы, платить оркестру, дирижеру, да список  затрат огромный… Откуда деньги у конкурса?

– Немного дает страна. Много дают  филантропы.

 

– Сколько человек трудятся для того, чтобы все работало, чтобы все обо всем в нужное время знали, чтобы все сошлось и выглядело  самым достойным образом?

– Нас здесь,  в офисе, четверо.  Четыре девочки (она смеется, и добавляет «нам трудно, зато и успех – наш!»).

 

– Кто-то из сильных мира сего – министры, президент, глава правительства – бывали среди гостей на конкурсе, носящем имя великого еврея, пианиста Артура Рубинштейна? Конкурса, который приносит славу Израилю¸ способствует росту авторитета музыки и музыкантов?

– Нет. Такого не было никогда.  Видимо, у этих людей  всегда есть более важные дела.

 

– Бывает ли так, что ваше мнение не совпадает с мнением жюри?

– Бывает¸ очень даже часто бывает. Я на всех заседаниях, разговорах судейских  присутствую. Но права голоса у меня нет. И я никогда не говорю вслух, что я думаю.  И никому о своих мыслях не рассказываю.

 

– Критерии  отбора в этом году, способы отбора  конкурсантов в этом году изменились?

– В этом году подали заявки 35 человек, к соревнованию допущены 32 участника. Впервые мы принимали видео,   Все участники уже являются  победителями каких-то фортепьянных конкурсов.

 

– Кто представляет нашу страну?

– От Израиля на конкурсе выступят три участника: Томер Гвирцман, Евгений Йонтов, Рафаэль Скорка.

 

–  Как вы относитесь к разного рода шоу типа «филармония в джинсах», к попыткам завлечь слушателя в залы любым путем?

-Мне это не очень нравится, не слишком близко моему сердцу.  Но я знаю сегодняшнюю ситуацию. Знаю, что классике нелегко,  и тем¸ кто ее исполняет, надо как-то жить. Я интервьюировала  Ицхака Перлмана, спросила про  его участие в каких-т о  телепрограммах, где совсем нет места классике,  а есть сплетни и кулинарные рецепты. Он  сказал:  мне надо как-то себя  обеспечивать, для этого необходимо, чтобы обо мне помнили.  И я иду на телевидение. И  другого выхода нет.

Идит Цви с семьей. Фото: © Яаков Авидам

Идит Цви с семьей. Фото: © Яаков Авидам

– Ваши дети стали музыкантами? 

– Ни две мои дочери, ни мои внуки с музыкой никак не связаны.  Внуки полностью утонули  в компьютерах. Мне эта культура, этот досуг непонятны, но таков сегодня мир. Я росла в атмосфере дисциплины, моя немецкая мама серьезно и решительно меня направляла. А теперь  труд музыканта¸ необходимость много заниматься расценивается как  проклятье. А с таким подходом далеко не продвинешься. Думаю, и мои дети и внуки  поэтому не хотят иметь с музыкой  ничего общего.

 

 – Что вы хотите пожелать  слушателям, которые придут  в зал «Реканати»  в Тель-Авивском  музее изобразительных искусств  и в «Гейхал а-Тарбут» слушать участников семнадцатого международного конкурса имени Рубинштейна?

– Конкурс – это уникальная возможность услышать море музыки, и открыть себя, и открыть неизвестное в музыке, и больше услышать, и лучше приобщиться к музыкальным стилям,  и понять что-то новое   в людях, в мире¸ и лучше понять психологию,  и стать более тонким ценителем,  и  понять, почему тот или иной человек выбирает  ту или иную  музыку. И задуматься, как  реагирует тот или иной исполнитель на зал, на азарт борьбы, на нервные нагрузки… Это все нельзя не взять себе!  Не пропустите эту возможность – дайте себе счастье общения с  музыкой!

 

– Удачи, сил, новых взлетов, госпожа  Цви  – и спасибо за эту беседу.

Заглавное фото: Идит Цви.  Фото © Максим Рейдер

*********

15-й Международный Фортепьянный конкурс имени Артура Рубинштейна — с 25 апреля по 11 мая 2017 года

Предварительная продажа билетов на сайте http://www.eventim.co.il/arthur
или по телефону 03-5111777
Конкурс откроется концертом Антония Барищевского — победителя предыдущего конкурса 2014 года. Посмотреть видеозапись его выступления, а также другие записи можно в видео-архиве конкурса по ссылке: https://www.youtube.com/user/AthurRubinstein
Подробности на сайте конкурса — http://www.arims.org.il/, а также здесь — http://www.israelculture.info/konkursrubinshtejn/
Канал записей — https://www.youtube.com/user/josefbardanashvili
Страница в фейсбуке — https://www.facebook.com/ArthurRubinsteinPianoCompetition/?fref=ts

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top