Выставки

«Время портрета 2» – Portrait Time II в Герцлии – в виртуальном варианте

Заглавное фото: Elie Shamir. Self-Portrait Painting Three Generations, 2006 Oil on canvas, 70x100 cm. Koby Rogovin Collection  (photo: Avraham Hay).

Заглавное фото: Elie Shamir. Self-Portrait Painting Three Generations, 2006 Oil on canvas, 70×100 cm. Koby Rogovin Collection  (photo: Avraham Hay).

#ЧтоПредлагаютИзраильскиеМузеиВВиртуальномМире

В последний день високосного месяца этого недоброго високосного года… В субботу, 29 февраля, в Герцлийском Музее Современного искусства открылась выставка «Время портрета 2» – Portrait Time II – кластер из 6 персональных выставок и одной экспозиции из собрания музея. Казалось бы, сложно сделать выставку лучше предыдущей – Portrait Time I, но Айе Лурье – директору и главному куратор музея вместе с группой со-кураторов это удалось. Вот имена – начинаю с имен хороших знакомых: Леонид Балаклав с экспозицией «Пинакотека» – портреты на дереве, сродни фаюмским. У каждой этой доски-портрета – своя удивительная история.

Ян Раухвергер – два зала, 40 работ под общим названием «Большой пардес». Омаж и homage!
Идо Маркус – мой любимец, впрочем, как все другие художники. Его супер-интересный-живописный проект называется «Вариации на тему 1679.jpg». Замереть и не сдвинуться с места – буквально (впрочем, как и перед картинами остальных участников).
Эли Шамир – в прошлом году его совместная с Ади Несом выставка «Мифология земли» проходила в музее «Эрец-Исраэль». А его экспозиция в Герцлии так и называется – Portrait Time. Что Эли Шамир думает о времени, портрете и земле – об этом узнаете, посмотрев на его работы.

Michal Mamit Worke Untitled, 2019 Acrylic on canvas, 150x100 cm (photo: Lena Gomon)

Michal Mamit Worke. Untitled, 2019. Acrylic on canvas, 150×100 cm (photo: Lena Gomon)

Михаль Мамит Ворке – «Наблюдения» молодой эфиопской художницы, которую уже называют «эфиопской барбизонкой». Но не будем наклеивать ярлыки. Она – сама по себе.
Аарон Шауль Шур – «Еврейские портреты». Историческая часть выставки, посвященная работам художника, родившегося в Молдавии, бывшего академическим портретистом в Вене и Берлине, и приехавшего в Эрец-Исраэль в 1913 году, чтобы возглавить отделение эмали в «Бецалеле».
И на десерт – портрет юной красотки – бабушки Герцля! Именно так! На выставке есть раздел портретов из коллекции музея «Усы тоже считаются». Причем тут бабушка Герцля, узнаете, посмотрев выставку, когда это можно будет сделать.

Общий каталог выставки Portrait Time II в формате pdf можно сгрузить здесь
https://www.herzliyamuseum.co.il/wp-content/uploads/2020/03/0220_catalog_final.pdf

На сайте музея можно зайти по соответствующей картинке и названию и прочитать о каждом художнике и каждой экспозиции. Щелкнув на определенную картинку, можно зайти на соответствующую страницу и прочитать про каждую из выставок, а дальше – еще больше: нажимает на кнопку «аудио-гид», выходите на канал youtube музея и слушаете лекции от кураторов о каждом из художников на фоне его картин. Очень познавательно и удобно. Отлично, что это наконец- то сделали. Жаль только, что причина для этого виртуального пиршества такая печальная.

Виртуальный тур https://my.matterport.com/show/?m=JKqSQG6QETf

О выставке Portrait Time II  – https://www.youtube.com/watch?v=sO3gpoR0ans

Сайт музея – https://www.herzliyamuseum.co.il/

Страница музея в фейсбуке – https://www.facebook.com/%D7%9E%D7%95%D7%96%D7%99%D7%90%D7%95%D7%9F-%D7%94%D7%A8%D7%A6%D7%9C%D7%99%D7%94-%D7%9C%D7%90%D7%9E%D7%A0%D7%95%D7%AA-%D7%A2%D7%9B%D7%A9%D7%95%D7%95%D7%99%D7%AA-Herzliya-Museum-of-Contemporary-Art-90776828903/

Инстаграм – https://www.instagram.com/herzliyamuseum/

Канал в youtube – https://www.youtube.com/channel/UCJecyXacmpmXVXNYAKS5Y5w

Выставка аналогична предыдущей: в том смысле, что занимается искусством портрета, значению этого жанра – одного из классических жанров в искусстве. И если раньше портрет был просто портретом, то сегодня портрет – это вопросы идентичности, модели репрезентации, показ противоречий между личным и общественным, вечным и временным – короче что только не придумают кураторы. Но с одним с ними нельзя не согласиться: в человеческой природе глубоко заложено стремление увековечить себя и себе подобных От наскальных рисунков до селфи: технологически мы продвинулись, ментально – не очень, но между царапинами на камнях и безумными селфистами на экранах телефонов есть тысячи, тысячи и тысячи настоящих художников – поколение за поколением, искусство которых вызывает подлинное восхищение.
Выставка Portrait Time II в Герцлии в основном занимается портретом рисованным – на доске или бумаге, на холсте или картоне, на пергаменте или перламутре (стоп – тут я замечталась). Важно другое – показать характер человека, выявить его суть, показать отношение к ситуации, проиллюстрировать движение времени от послушно застывшей модели к конечному результату то есть к представлению этой модели. Много слоев краски – потому что много слов сказано или умолчено в диалоге между художником и изображаемым, потому что много моментов накопились и наслоились в их общении. Потому что как постичь человеческий дух или сущность самого акта живописи? .

Две из экспозиций Portrait Time II – «исторические», позволяющие понять, как рассматривалось искусство портрета в конце 19-го – начале 20-го века, когда фотография стала оспаривать статус портретной живописи. .

 פרטים מתוך דיוקנאות, 1990–2019 ,שמן על עץ, מידות משתנות )צילום: רן ארדה( details,Balaklav Leonid ,Portraits from ,wood on oil, 2019–1990 variable dimensions (photo - Ran Erde)

ליאוניד בלקלב, פרטים מתוך דיוקנאות, 1990–2019 ,שמן על עץ, מידות משתנות .צילום: רן ארדה    Balaklav Leonid , details  from Portraits  ,wood on oil, 2019–1990 variable dimensions (photo – Ran Erde)

Первая из 6 персональных выставок – Леонида Балаклава, одного из лучших израильских портретистов, лауреата премии Шиффа, чья персональная выставка проходила в Тель-Авивском музее искусств несколько лет назад. Выставка – сразу при входе в музей, занимает всю стену в главном холле, который впрочем, всегда служит выставочным пространством. Фаюмские портреты – подумалось мне, пока глаза не привыкли к слабом свету. Нет – портреты на разномастных узких длинных досках: вытянутые лица, как всегда у Балаклава. Отрешенность, проступающая сквозь дерево. Память об отце – плотнике в Молдавии, повторяющиеся мотивы – повторяющиеся с 1990 года – года алии в Израиль, персонажи из глубин памяти, призраки из истории искусства. Сама толщина доски прибавляет слоев памяти, пережитому ушедшему но сохраненному в этих портретах. Это и овеществленная память о Дове Фейгине – израильском скульпторе, много Балаклаву помогавшему и как-то отдавшему ему доски, на которых тот и начал рисовать эти портреты, эти почти прозрачные лица, почти исчезающие в сети тонких трещин дерева – мимолетные, уязвимые. Доска – это уже история: дерева, фаюмская, икон.

Куратор Айя Лурье назвала эту экспозицию «Пинакотекой» – как в Афинском Акрополе (πίναξ — доска, картина и θήκη — хранилище). В современных Пинакотеках хранятся реликвии, а может и чудеса. Название – не так важно. Важно – чтобы удивляло и запоминалось. И так и спонтанные портреты Балаклава – удивляют и запоминаются как текстура и история во времени. Кстати, одна из первых его выставок, еще в начале 90-х, проходила именно здесь – в Герцлийском музее. Смотреть и слушать – здесь – https://www.youtube.com/watch?v=cJnavK27gJs&t=230s

Для художницы Михаль Мамит Ворке, Portrait Time II – первая музейная выставка. И видно с каким тщанием она ее готовила весь последний год, так что можно и нужно написать Первая Музейная Выставка. Михаль – член эфиопской общины, родилась еще в Эфопии в 1982 году, рисует с 14-15 лет, мизантропка, маргиналка и бунтарка одновременно. Смотрит на своих персонажей отстраненно изучая реадьбность и одновременно дотошно изнутри ситуации. Рисует в фигуративном стиле сценки, которые похлеще бьют по нервам и восприятию, чем едкие эссе колумнистов. Ее работы – результат извлечения из наблюдений, который длятся дни и недели. Сначала Михаль делает наброски углем на бумаге, затем рисует акрилом на холсте. Отличнейшая социальная живопись эпохи активизма – и при этом светлая, кусачая, но не злая. Смотреть и слушать вот тут – https://www.youtube.com/watch?v=fPIWtD8nQjQ

Michal Mamit Worke New Apartment, New People, 2019 Acrylic on canvas, 116x89 cm (photo: Lena Gomon)

Michal Mamit Worke New Apartment, New People, 2019 Acrylic on canvas, 116×89 cm (photo: Lena Gomon)


Яну Раухвергеру
отведено два зала – 40 работ – отдельная большая музейная выставка, насыщенная временем и отношениями. 35 лет отношений стали поводом для этой выставки, названный «Большой пардес», именно пардес, а не роща и не сад, да пардес в его кабалистическом значении. Справедливости ради скажу, что на картине «Большой пардес» вообще то изображены кипарисы – но ведь символом может стать что угодно, главное – «наше восприятие небесного в мирском и миражей вокруг и попытка постичь тайну»! – так говорит сам Ян Раухвергер.


יאן ראוכוורגר, גלית, 2001  
שמן על בד, 5.36×38 ,אוסף
פרטי.  צילום: אברהם חי 
Jan Rauchwerger, Galit,  on oil on canvas, 2001? private collection, 5.36×38
photo:  Avraham Hay/

35 лет жизни с женой Галит, первый портрет которой Раухвергер нарисовал 35 лет назад. Раухвергер – исключительный портретист, его персональные перспективные выставки 12 лет назад в Тель-Авивском музее искусств и 16 лет назад в Музее Израиля памятны по сей день. Память – это последовательность. Последовательность – это и историческая преемственность, традиции. Несколько работ с тех выставок представлены и в Герцлийском музее, где через увиденное можно попытаться понять суть его работы, не только традиционную тему «Портрет жены художника», столько знакомую по произведениям великих мастеров, с которыми Раухвергер ведет оживленную дискуссию, но и пространство его творчества в целом, явно выходящее за временные рамки в 35 лет, за пределы настоящего, за расширенные границы каждого эмпирического момента, его экзистенциальную этику. Звучит красиво? Картины Раухвергера, когда портретами становится и пейзаж, и натюрморт, эти картины с их близостью и мудростью куда красивее.

Jan Rauchwerger. Facing the News, 1987. Oil on canvas, 100x100 cm. Gross Family Collection, Tel Aviv(photo: Ardon Bar-Hama)

Jan Rauchwerger. Facing the News, 1987. Oil on canvas, 100×100 cm. Gross Family Collection, Tel Aviv(photo: Ardon Bar-Hama)

Смотреть и слушать диалог Яна Раухвергера с куратором Айя Лурье вот здесь: https://www.youtube.com/watch?v=It7MuArXjsI&t=73s
Сайт Яна Раухвергера – https://www.janrauchwerger.com/ru/

Идо Маркус. «Вариации jpg.1679»
«Вариации jpg.1679» – это тысяча (именно так – 1000) портретов одной и той же женщины. Кто она – не суть важно, хотя у нее есть имя: она сама также художница и приятельница художника – Идо Маркуса. Ее случайный снимок, случайно же увиденный Идо в фейсбуке стал стартовой точкой для проекта «Вариации jpg.1679» еще в 2016-м году. Чем-то та случайная фотография художницы Ротем Элицур привлекла Идо, он сгрузил снимок на свой компьютер под названием jpg.1679, распечатал на домашнем принтере и… И начался удивительный проект, длящийся уже почти пять лет, проект из тысячи картин, рисунков, фотографий, тысячи образов – всех разных, хотя все они – отображение одной женщины, история образа, осмысление жанра в рисунке, монотипии фотографии, живописи. Один портрет и тысяча его интерпретаций в миниатюрах, в небольших по формату работах, на дереве, на бумаге, в фотографии.
Нельзя дважды войти в реку – нельзя дважды нарисовать (не скопировать, а нарисовать) точно одно и тоже. Тысяча интерпретаций, вариантов, вариаций, оттенков настроения, толкований отношения, отхода от оригинала, от передачи внешности – в глубь характера, выявления сути и сущности через композицию, линию, цвет, пятно, форму. На выставке в Герцлийском музее искусств все эти вариации представлены как панно на одной стене, как плоский калейдоскоп. Куратор выставки Иланит Конопны отобрала из более, чем тысячи работ 350 изображений (60 были сделаны или обновлены за месяц до открытия выставки) – работ, ставших историей развития личности, обсессии, фантазии, перехода от реализма к абстракции, от стиля к стилю, от close up к размытому силуэту, ставших анализом и сборкой/разборкой образа.

Iddo Markus. Detail from Variations on 1679.jpg, 2016–19. Oil on canvas. (photo: Livi Kessel)

Мир переполнен образами: тяжелая монолитная масса, сплавленная из имиджей, иконок, эмодзи властвует над нами. Как не дать этой массе заполнить наше сознание, вытесняя тем самым воображение? Идо Маркус дает рецепт – исследование и изучение образа – и делает это сам. Делает так, что глаза разбегаются: его работы погружают в свой отдельный ритм, в котором растворяется и вновь кристаллизуются история портрета, копирования, воспроизведения в творчестве, отсутствие и фиксирование определенной сущности. Это – то самое время портрета – Portrait Time, постоянно находящееся в процессе изменения, в движении.

Идо Маркус создавал и воспроизводил этот портрет на сотнях панно, холстов и бумаг, определивших доминирующий темп непрерывного рабочего процесса. Его глубокий анализ образа привел к абстракции, к расшифровке и классификации образа, поднял вопросы памяти, последовательности оригинала и воспроизведения
Послушать ответы Идо Маркуса на вопросы куратора и увидеть часть его работ можно вот по этом линку https://www.youtube.com/watch?v=tsE_90TEItw
Сайт художника:
https://iddomarkus.com/
https://iddomarkus.com/Variations-on-jpg_1679
Мне работы Идо Маркуса нравятся очень давно – еще со времен учебных выставок колледжа «Бейт-Берл» – «Мидраша», который Идо закончил в 2008 году, после чего поучился в Нью-Йорке в School of Visual Arts, поездил с выставками по всему миру – от Нью-Йорка до Гонконга – вернулся в Хайфу, где живет, преподает, творит и курирует выставки в галерее «Ха-Агаф». Он ценит традиции и ценит эксперимент. Ищет новое под влиянием других и влияет сам. И говорит так: «Я люблю рисунок, живопись и сочетание нескольких медиа, нескольких техник в одном пространстве. Я люблю, когда в хламе и мусоре обнаруживается причудливая, эксцентричная красота».

Эли Шамир. Время портрета
Эли Шамир неустанно, подобно пахарю возделывающему землю, пишет свои огромные реалистичные полотна. На всех: Кфар-Иегошуа – кибуц в долине Эмек-Изреэль. Кибуц основанный его дедом, кибуц где жил отец Эли Шамира и по сей день живет сам художник, пытающийся живописью отстаивать ценность работы на земле, пересказать семейные истории, понять кто такой «новый еврей» и описать эрозию ценностей, отобразить старость, выразить дух, отцов-основателей и пионеров Долины. Земля, пахота, диалог с великими мастерами и  собственный мир Эли Шамира – портрет общества и культуры, портрет сущности бытия в ландшафте долины с ее черно-красной почвой, темно-зелеными кронами деревьев, ярко-зеленые саженцами, пылью, сухостью, дымкой, прямыми солнечными лучами, жарой и волнами рифленых возделанных полей. Мир «артиста»  в кибуце  – то есть с точки зрения окружающего общества человека, отлынивающего от работы на земле.

Elie Shamir Father in the Landscape with Fire, 2004 Oil on canvas, 100x150 cm UBS Art Collection (photo: Avraham Hay

Elie Shamir Father in the Landscape with Fire, 2004 Oil on canvas, 100×150 cm UBS Art Collection (photo: Avraham Hay

«Портрет – говорит Эли Шамир – это выражение тоски по времени, которое прошло навсегда, это стремление удержать преходящее мгновение, это напоминание о неизбежности смерти».
Эта экспозиция стала частью сотрудничества между Герцлийским Музеем современного искусства и музеем «Мишкан ле-Оманут» в Эйн-Харод, где уже проходила персональная выставка работ Шамира и должна была в мае открыться новая.
Есть еще кое-что общее в этой истории – архитектор Ричард Кауфман (1887–1958 гг.), спроектировавший в 1920-х годах Герцлию, Кфар-Иегошуа и Эйн-Харод в соответствии с идиллией – с идеалами города-сада, подчеркнув ценность культуры в жизни общины. На выставке в Герулии ( и когда-нибудь в Эйн-Хароде) будут представлены фрагменты документального фильма Бена Шани, который снимал Эли Шамира с 2011 года.
Эли Шамир рассказывает  о своих картинах (которые также  и показываются в этом аудио-видео-файле)  и о Кфар-Йегошуа – его центре мира, его микрокосмосе.
https://www.youtube.com/watch?v=mCK0gth4wfc
Сайт Эли Шамира – http://elieshamir.com/

Аарон Шауль Шур.  «Путь к еврейским портретам».
Куратор – Рон Бартош
Еще одна персональная выставка кластера Время портрета II – выставка художника Аарона Шауля Шура (близкого друга Германа Штрука – того самого, имени которого в Хайфе есть музей), из первых преподавателей «Бецалеля» – еще с 1913 года. Редчайшая возможность увидеть его работы, собранные в одном зале.
Аарон Шауль Шур – профессиональный художник-портретист, перебравшийся в Эрец-Исраэль из Берлина. Местная экзотика (плюс жара и грязь) и те, также экзотические иерусалимские типажи, кто подрабатывал моделями на уроках в «Бецалеле» быстро изменили стиль парадного венского портретиста академического реалиста. Аарон Шауль Шур начал рисовать проще, свободнее и стал документалистом-ориенталистом того времени, создавая портреты сколь выразительные, столь и типично- «типажные», в основном евреев  – выходцев из стран Магриба.

אהרֹן שאול שוּר, דיוקן אישה, 1916. Aharon Shaul Schur Portrait of a Woman, 1916 Tempera on paper, 29.5x22.5 cm Collection of the Schur family, Herzliya

אהרֹן שאול שוּר, דיוקן אישה, 1916. Aharon Shaul Schur Portrait of a Woman, 1916 Tempera on paper, 29.5×22.5 cm Collection of the Schur family, Herzliya

Родился Шур в 1864 году в Могилеве, в Белоруссии. Сын раввина, он получил религиозное образование, но начал рисовать еще в хедере, и в 18 лет уехал, лишившись отцовского благословения, в Вильнюс, в художественную школу которую закончил через три года и перебрался в Вену, где снова учился – сначала в Королевском институте искусств, а затем в Академии художеств. Вошел в круг еврейских художников, но в 1887 году уехал из Вены в Берлин. Поговаривали, что переезд был связан с вызовом Шура на дуэль неким аристократом. Так или не так, в Германии Шур продолжил свое образование, изучал искусство в Институте графики и частной школе Конрада Фера, сдружился с Максом Либерманом и Германом Штруком, стал членом берлинского сецессиона, был заместителем директора Королевского Художественного музея в Берлине. Когда Берлинский «ваад» «Бецалеля» в 1913-м году пригласил Шура в Иерусалим, художнику было уже 49 лет, он уже отходил от академических принципов и склонялся к импрессионизму, ну а сионизмом увлекался еще со времен своего студенчества. В Песах 1913-го года корабль, на котором плыли Шур и его семья, пришвартовался в Яффском порту. В Иерусалиме Аарон Шауль Шур сразу возглавил отделение эмали (эмалью он занимался еще в Европе)  и росписи на слоновой кости и фарфоре, в 1917-1918 гг. был директором школы «Бецалель», правой рукой Бориса Шаца, исполняя обязанности по управлению школой «Бецалель» во время отсутствия Шаца в стране. Шур также преподавал искусство в школе «Тахкемони» в Иерусалиме и в гимназии «Герцлия» в Тель-Авиве, принимал активное участие в деятельности Ассоциации еврейских художников, одним из основателей который был, и творил свою новую мифологию. Новые люди, пейзажи, свет, образ жизни изменили его творчество.
Кстати, во многом благодаря связям Шура, «Бецалель» не был закрыт турками во время Первой Мировой войны (когда Шаца изгнали в Дамаск, а студентов и педагогов призвали под турецкие знамена), он сохранил статус школы и «Бецалель» вернулся к нормальной деятельности уже под британским мандатом и Шур преподавал там до 1929 года – года закрытия «Бецалеля». Он не раз принимал участие в коллективных выставках в Эрец-Исраэль, в том числе и в той, что Яков Перемен устроил в Яффо и в выставке, приуроченной к открытию Тель-Авивского музея в 1932 году, но единственная его персональная выставка прошла в 1927 году в Хайфском «Технионе». Шур скончался в 1945 году и похоронен на кладбище на Масличной горе в Иерусалиме. Его внук (тоже художник) и правнучка (тоже художница) живут в Герцлии и большинство представленных работ на выставке в музее предоставлены семьей Шура.
Открывает выставку практически забытого Аарона Шауля Шура в Герцлии один из его европейских парадных бюргеровских портретов. Он хорош, но посмотрите на те, что висят на других стенах украшенных фризом, скопированном с  изразцов, придуманных Шуром – и, как говорится, почувствуйте разницу в идеологии и подумайте, что общего между кипами на головах образов на портретах Шура  и куполами  на зданиях на его пейзажах.
Смотреть (портреты и пейзажи)  и слушать можно вот здесь: https://www.youtube.com/watch?v=mFYSuf_2VFw
Об Аарона Шауле Шуре на сайте Герцлийского музея:
https://www.herzliyamuseum.co.il/exhibition/%d7%90%d7%94%d7%a8%d7%95%d7%9f-%d7%a9%d7%90%d7%95%d7%9c-%d7%a9%d7%95%d7%a8/

 

George Roessler. Man with a Pipe, late 19th or early 20th century. Oil on panel, 24x18 cm. Collection of Herzliya Museum of Contemporary Art (photo: Avraham Hay)

George Roessler. Man with a Pipe, late 19th or early 20th century. Oil on panel, 24×18 cm. Collection of Herzliya Museum of Contemporary Art (photo: Avraham Hay)

«Коллекция +» – так называется еще одна экспозиция кластера выставок «Время Портрета II», единственная из этих экспозиций – сборная и ходить за ее экспонатами далеко не пришлось: все картины и рисунки взяты из собрания музея и объединены под названием «Знатные усы». Ну что ж, коль усы знатные, так и экспозиция знатная, при том что ее главная деталь – это портрет бабушки Герцля – без усов, разумеется. Она была знатной красавицей и остается такой на портрете неизвестно художника, писавшего в стиле английской живописи 19 века. Сам Герцль на выставке тоже присутствует – на гравюре Германа Штрука, как и полагается – в профиль, и с большой бородой. Все экспонаты «Знатных усов» были отобраны коллекции Герцлийского музея – коллекции классического искусства периода с конца девятнадцатого до начала двадцатого века. Работы этого собрания были переданы в начале 1960-х годов жителями Герцлии в дар музею их города. Ну, а усы – это только повод, хотя на 34 «классических» мужских портретах из собрания музея – у половины изображаемых есть усы и борода. На деле это ряд портретов модников и модниц – модные усы, бороды определенной формы, прически, аксессуары для волос, особенный стиль прически и особенности стиля живописи, даже форма самого портрета, к примеру, овал. Всё это придавало изображаемым некий статус. Собственно сословному статусу и его репрезентации и посвящена эта экспозиция. А ведь мода на бороду снова стала популярной – среди прочего, как часть хипстерской культуры. Так что выставка неожиданно оказалась и очень полезной, можно сравнить бороды викторианской эпохи и нынешней.
Смотреть здесь – https://www.herzliyamuseum.co.il/exhibition/%d7%93%d7%99%d7%95%d7%a7%d7%a0%d7%90%d7%95%d7%aa-%d7%9e%d7%90%d7%95%d7%a1%d7%a3-%d7%94%d7%9e%d7%95%d7%96%d7%99%d7%90%d7%95%d7%9f/
Смотреть и слушать – здесь: https://www.youtube.com/watch?v=zi6qqgpfSx0 (про портрет бабушки Герцля – в конце этого видео)
Сайт музея – https://www.herzliyamuseum.co.il/

Маша Хинич. Все иллюстрации предоставлены пресс-отделом Герцлийского Музея Современного искусства 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top