Балет

Иероглиф, смысл которого «Человек»

Ансамбль «Бат-Шева» представляет:
«Яаг» – хореография  Охада Нагарина и «Адам» – премьера Рои Асафа. Ансамбль «Бат-Шева» представляет двойную работу двух хореографов на праздничной неделе – 26, 27 и 30 апреля. Билетов практически уже нет, но еще будут представления в начале мае и в июне.

40-минутный балет «Яаг» Охада Нагарина для шести танцовщиков был поставлен в 1996 году – 20 лет назад. Нагарин любит переделывать давние работы – не совсем переделывать, а отталкиваясь от прежнего базиса, «грида» нарисованной когда-то сетки движений придумывать новую композицию для новых танцовщиков, меняя музыка – слегка, хореографию и композицию заметно, оставляя неизменной главную идею, которой впрочем, как он замечает, у него в балетах нет. Может и так, и потому нам – зрителям – дается полная свобода фантазий и ассоциаций, вызываемых каждым мелким жестом, вывертом ладони, наклоном корпуса, изгибом плеча, точностью, виртуозностью, мгновениями танца, построением пространства. Как тело реагирует на чувства, как влияет на зрителей биография танцовщиков, почему мы плачем? И можно ли плакать? Нужно ли плакать? Этот балет – о себе самом и о семье, о печали и грусти и их растворении, но отнюдь не о пессимизме.

«Яаг» прежний и нынешний поставлен в камерном, интимном формате для 6 танцовщиков, каждый из которых произносит монолог: «Меня зовут так-то. У меня есть брат, сестра, внук. У меня были мать, отец, дед… Когда-то наша семья очень любила танцевать». И в этом балете Нахарина и в новой премьерной постановке «Адам» Рои Ассафа каждый из танцовщиков произносит текст. Каждый вытанцовывает свой рассказ, музыкой и хореографической композицией переплетаемые в повесть  в 6 монологах, в двух частях с антрактом, на мелодии в «Яаг» Джона Зорна, Гаэтано Доницетти, Джона Таверне, Рана Славина и самого Охада Нахарина, берущего в таких музыкальных проявлениях псевдоним Максим Варрат.


«Премьера, – говорит Охад Нагарин – это рождение, это только начало. Любой наш балет после первого показа меняется, на нас влияет реакция зала, эмоции, время. От первой идеи в нынешнем «Яаг» остались слова «Когда-то наша семья очень любила танцевать». А добавилось многое: любовь к танцу, ностальгия, трансформация чувств в чистое движение. Танцоры часто делают куда больше, чем я представляю вначале, показывая то скрытое, о существовании которого я сам не догадывался. Тонкость и точность, гиперболизация чувств, семья и прикосновение, структура, в которую вписано течение времени, рождение и смерть, тело, желания, фантазия, музыка. Нагота. Китайские бисквиты счастья и что-то кисло-прекислое. Grove, власть, наслаждение и умение отказаться. Утонченность. Я оставил для этого балета прежнее название – «Яаг» для того, чтобы мы понимали и помнили, откуда мы пришли и для того, чтобы сегодняшний танец перекликался с давними воспоминаниями. Работы не устаревают. Новый процесс позволяет иначе увидеть старую идею, иначе воспринять чувственные переживания. Хореография – это всегда исследовательская работа – и я всегда продолжаю исследовать ту или иную тему, в том числе и в «Яаг» – работе, личной и универсальной о фанатизме и терпимости в любых коннотациях, о том имеет ли право человек судить других. Политической эту работу не назвать, но я, безусловно, осуждаю любые проявления ксенофобии и нетерпимости»,

Вторая часть иероглифа «Человек» – премьера балета «Адам» Рои Ассафа, впервые работающего с ансамблем «Бат-Шева».

Несмотря на молодость (34 года), Рои Ассаф – сложившийся хореограф, который начал презентацию своей премьерной работы со слов «Давайте начнем танцевать». Начнем танцевать для чего? Чтобы познать, что такое человек, разобраться в нём – то есть в нас. Рои Ассаф делает это в стиле Нахарина (но вовсе не «под него») – то есть виртуозно, тонко и четко. Он – талантливейший самоучка, никогда не учился в балетных «академических» рамках. Рои Ассаф танцует столько, сколько он себя помнит. В детстве его, родившегося и выросшего в в мошаве Сде-Моше в округе Лахиш,  называли Рои-танцор. Когда ему исполнилось 6 лет, мать отдала его в кружок степса – единственное, что было подходящим  для него в округе. В 16 лет он начал танцевать в школе – у педагога Регбы Гильбоа.

Позже, после демобилизации из армии, где он служил в десантных войсках, и танцевал ночами и во время увольнительных, его заметил в матнасе Кирьят-Гата на занятиях у той же Регбы Гильба хореограф Эмануэль Гат и позвал работать в свою группу в Париж – сначала как танцовщика, потом как хореографа. С Гатом Рои Ассаф работал с 2003 по 2009 год. После нескольких лет в Европе, Ассаф вернулся в Израиль и был приглашен Охадом Нагарином поставить балет для «Бат-Шевы» в совместном двойном  вечере.


Свою первую хореографическую работу «Мы пришли из-за крыльев, а остались потому что не могли летать» Рои Ассаф поставил в 2005 году рамках фестиваля «Оттенки танца в Тель-Авиве» и был удостоен приза «Выбор жюри». Начиная с 2010 года Рои Ассаф ставит балет для голландской труппы современного танца NND, а также балеты для Staatstheater Tanz Braunschweig, L.A Dance Project, Шведского королевского балета и других групп. В этом году Ассаф ставит балет не только для ансамбля «Бат-Шева», но и для национального балета Уэльса. Он сам танцует в двух постановках, но в будущем собирается заняться только хореографией.

«Рука, нога, плечо, нос, палец, зубы, голова, живот» – по очереди и поочередно танцовщики называют части тела, виртуозно – еще раз то же определение – показывая, как рука, нога, плечо и даже зубы могут танцевать – отдельно и вместе. Кто мы, откуда и куда идем, что лежит на поверхности, что спрятано внутри? Что такое тело и как его узнать, научится им пользоваться? За какие грехи Адам был изгнан из рая, и когда и как осознал что он человек? «Я не силен в вербальности, – признается Ассаф, – я человек движения, времени и пространства, а не слов. Меня увлекает не нечто конкретное, а сам процесс создания танца. Я прихожу в студию, встречаюсь с танцовщиками и начинаю что-то делать, исследовать тему. Человек вообще – это уже отличная тема для того, чтобы пофантазировать. А прикосновение, жест дают возможность понять разницу между реальностью и фантазией. Это балет – напоминание о том, что человек состоит из плоти и крови, но это еще не всё. А «всё» зашифровано в иероглифе танца. В моем танце, в моей задумке нет ничего конкретного. Я просто делаю хореографию, так же как мой отец выращивает виноград. Вырастить хороший виноград или поставить хороший балет – и то и другое это искусство передать свое умение другим. Зрители не обязаны видеть нечто конкретное, но могут воспринять увиденное на интеллектуальном уровне. Ассоциации могут  быть любыми – от соблазнительной девушки до идей сионизма. Этот балет сплетен из маленьких соло, возможно в нем есть некие отголоски из детства, и он мало походит на групповой танец».

Ассаф передает свое искусство – виртуозно, тонко и четко, до слез пронзительно. Каждый из 12 танцовщик в «Адаме» сплетает из простых слов-жестов свой рассказ, маленькую новеллу – часть общего романа об Эдеме и наивности грехопадения, вызванного столь человеческими качествами – непослушанием и любопытством. «Адам» – это поэтическая композиция движения и организованного пространства. Это балетный роман, который хочется пересмотреть и перечитать. Роман музыкальный, ироничный, совестливый и пространственный.

Охад Нахарин  о новой работе Рои Ассафа: «Редко, когда можно встретить такой танец как у Рои Асасфа, умеющего показать возвышенные мгновения. Он из той небольшой группы людей, которые не просто занимаются культурой, но созидают новую культуру».

«Яаг». Хореография Охада Нагарина.
Продолжительность – 40 минут.
Свет – Ави Йона Буэно (бамби)
Костюмы: Эри Накамура
Музыка: Джон Зорн, Гаэтано Доницетти, Джон Таверне, Ран Славин, Максим Варрат.
Исполняют: Рейчел Осборн, Билли Барри, Ади Златин, Япн Робинсон, Ницан Ресслер, Ор-Меир Шрайбер.

Балет «Яаг» посвящен Рони Азгад и ее семье.
Мировая премьера прошла 6 июля 1996 года в Центре «Сузан Далаль» в Тель-Авиве.

Линк на видео:

Yag by Ohad Naharin performed by Batsheva Dance Company  –

 

«Адам». Хореография Рои Ассафа. Мировая премьера. 40 минут, 12 танцовщиков. Костюмы – Эри Накамура. Музыка – Клод Дебюсси. Бергамасская сюита в исполнении Кун-Ву Пайка.
Исполняют: Брет Истерлинг, Ияр Эльэзра, Оливия Анкона, Марио Бермудез-Гиль, Омри Друмлевич, Зина Зинченко, Рани Лебзельцер, Ори Моше-Офри, Шамель Питтс, Оскар Рамоз, Чин-И Чианг, Маайян Шейнфельд.

26 апреля, вторник, 21:00
27 апреля, среда, 21:00
30 апреля, суббота, 18:00 и 21:00
1 мая, воскресенье, 21:00

2 мая, понедельник, 19:00
3 мая, вторник, 21:00, а также с 20 по 25 июня.

Дополнительная информация на сайте
www.batsheva.co.il или https://batsheva.co.il/he/Roy-Assaf
Заказ билетов также по телефону 03-5171471, доп.115 или на сайте   http://kassa.bravo.org.il/announce/52082

Маша Хинич. Фото: Гади Дагон (фотографии предоставлены пресс-службой ансамбля «Бат-Шева»).

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Вся ответственность за присланные материалы лежит на авторах – участниках блога и на пи-ар агентствах. Держатели блога не несут ответственность за содержание присланных материалов и за авторские права на тексты, фотографии и иллюстрации. Зарегистрированные на сайте пользователи, размещающие материалы от своего имени, несут полную ответственность за текстовые и изобразительные материалы – за их содержание и авторские права.
Блог не несет ответственности за содержание информации и действия зарегистрированных участников, которые могут нанести вред или ущерб третьим лицам.

To Top