Театр

Леонид Лейкин: «Клоунада – это космос»

Санкт-Петербургский театр «Лицедеи» отмечает свой юбилей и приезжает в рамках юбилейного турне на гастроли в Израиль  полным составом   со спектаклем «Асисяй ревю». Интервью Тане Барской в программе «Анонс» радио Кан-РЭКА  дает один из лучших в мире клоунов –  Леонид Лейкин (интервью прошло в пятницу, 25 января).

"Лицедеи". Фото - © Юрий Волобуев

“Лицедеи”. Фото – © Юрий Волобуев

– Леонид,  совершенно прекрасно, что вы решили собраться – все представители театра «Лицедеи» – и  полным составом провести юбилейный тур. Скоро вы  приезжаете  в Израиль. Хочется обязательно придти на ваши спектакли и вспомнить детские ощущения полного восторга от ваших номеров, в которых что вы только не придумывали. «Лицедеи» –     потрясающий коллектив:  не стандартный, необычный, который объяснял и объяснил очень многим из нас, что это не цирк, что это не просто улыбка, не просто грим, не просто нос – а  философия, жизнь. И, думается, многие люди благодаря вам стали иначе относиться к жизни.

– Благодаря нам и Славе Полунину. Вы правильно сказали, что это философия. А мы любим философию и поэзию. И да, это такой кусок жизни прошел, и мы так давно не собирались, что это само по себе сюрприз.

 

– Леонид, я знаю, что у вас была очень интересная история о том, как вы познакомились со Славой Полуниным и о том, как вы сами стали клоуном, все было как-то тоже не просто так.

– Это длинная история. Так получилось, что судьба нас свела вместе, когда я работал в Ленинградском мюзик-холле у Ильи Яковлевича Рахлина. Я там работал осветителем. И вот к нам пришел работать Слава, там уже к тому времени работал Коля Терентьев, Саша Скворцов, Валера Кефт. И ребята из кордебалета говорят Славе: «У нас тут есть паренек один, смешнее, чем ты». И позвали меня знакомиться со Славой. А я уже к тому времени несколько лет смотрел, как они работают, и понял, что это мое, что если я туда попаду, то попаду туда, как в свою тарелку. Так и получилось. Слава меня взял, я ходил на все их репетиции, но в 1981 году ушел в армию, в 1983 году вернулся. И уже не мог без этого театра жить. Слава взял меня, сказав: «Я тебе ничего не обещаю, потому что я знаю, что ты был и осветителем, и художником по свету». И он меня взял осветителем, и я там работал на четырех работах – приходил рано утром, разгружал мусор, выпалывал траву между кирпичами вместе с Антоном Адасинским, потом шел в гардеробную, а вечером уже был осветителем. Приходя в 8 часов утра, я уходил домой где-то в час ночи. Вот такие были моменты в жизни.

– Мне наши слушатели – ваши зрители  – не простят, если я не задам этот вопрос. Как родился номер «Низя», в котором вы принимаете непосредственное участие?

– Мы придумали его вместе со Славой, потому что я очень хотел сделать свой номер, но он назывался «Ай-яй-яй!». И я нашел тембр такой интересный для себя. Я еще не знал, как  его сделать, как оформить и твердил: «Ай-яй-яй! Ай-яй-яй!». Месяца три твердил. А потом была наша первая поездка в Одессу, и Слава подошел ко мне и спросил, могу ли я таким же тембром сказать «Низя» и предложил сделать номер. Он сказал мне: «Давай ты будешь ходить за мной или будешь стоять в кулисах, а я буду ходить по сцене и буду что-то брать,  ты будешь говорить «Низя»».  Я сказал ему, что идея интересная, но если я буду за кулисами, тогда меня никто не увидит, и предложил ему ходить прямо за ним с микрофоном, след в след. Так вот родился этот номер.  Слава сказал, что это будет шлягер  и мы его покажем на «Голубом огоньке». Тогда это мне казалось совершенно невозможным, но мы его сняли и его показали на «Голубом огоньке» в новогоднюю ночь как раз с 1984 на 1985 год. И на следующее утро я проснулся знаменитым, хотя меня еще никто не узнавал, но персонажа моего уже знал весь Союз. Когда я позвонил папе и сказал, что меня будут показывать на «Голубом огоньке», он мне тоже не поверил и сказал, то этого не может быть, но зато потом он очень сильно гордился тем, что было написано – Слава Полунин и Леонид Лейкин. А потом в течение нескольких вся страна повторяла эти слова.

– Точно! Я и за собой такое помню. Это был такой хороший вирус….

– Слава предугадал это, а потом на всех интервью нас спрашивали, как этот номер пропустила цензура? А мы говорили, что потому что они недалекие были.

 

– Этот ваш персонаж, он удивительный, он как желе, вы может переходить из одного состояния в другое. В клоунаде ведь практически нет определения полов – вы можете быть всем.

– В этом удивительность клоунады. Это, как недавно мне сказал Ивар Калныньш: «Лёня, это же – космос, да?». Ну, да – это космос. А интересно же заниматься космосом, неразведанными вещами.

 

– Я читала в одном из ваших интервью о вашей общей с Полуниным мечте создать спектакль по Хармсу. Что с этой идее произошло в итоге?

– Это, как всегда бывает с хорошими идеями, которые лежат до поры, до времени, так же, как у меня было с номером «Летите и пилите», который я придумал в 1984 году, а показал первый раз в 1994-м. Идея должна вылежаться, созреть. Мы долго вместе не работали, хотя, конечно, встречались, поддерживали отношения, но вот сейчас решили опять попробовать выступать вместе. А  Хармс пусть еще подождет.

 

– У вас за плечами   много лет выступлений в Cirque du Soleil с разными номерами, вместе с Валерием Кефтом.

– Мои номера там до сих пор работают в шоу «Ovo». Кроме того мы сейчас готовим новый спектакль с молодыми ребятами. Потом еще будет спектакль «Аклабыр». Это нужно перевернуть слово, и получится – рыбалка. Кстати там тоже, мужичок приходит ловить рыбу и все думают, что он рыбу ловит, а в конце все понимают, что он не рыбу пришел ловить, а звезды.

– Что касается молодых ребят… Что происходит сейчас В России с тем, что называется настоящая клоунада?

– Клоунада сейчас  в России, кстати, немножко получше, чем в большом мире. «Лицедеи» повлияли не только на отечественную клоунаду, но и на уличный театр. Потому что тогда была идея Славы и он нас всех ею заразил. Сейчас уже все делают то, что никто не делал в течение всего советского периода.

 

– Потому что после революции понятие скоморохов и уличных клоунов   исчезло.

– И потом мы стали первыми и сейчас, как стало принято говорить, называется animation и интерактив, сейчас перед спектаклем почти в 99 % театров зрителя встречают, забавляют его, детям красят носики, грим делают, а потом уже все идут на спектакль. Это и есть общение со зрителем, некий вид уличного театра. И сейчас это практически везде – карнавалы (вместо закрытых фестивалей и демонстраций), которых раньше не было, а сейчас около многих магазинов часто можно встретить высокорослых кукол из мультфильмов – это ведь тоже кусочек карнавала или уличного театра.

 

– Мы вас очень ждем с вашими юбилейными гастролями.

– Вчера у нас была наша первая совместная репетиция, можно считать с 1992 года, мы очень смеялись. Так что мы с радостью приедем, и  вы увидите, что у нас получилось.

– Главное, что теперь уже не «Низя», а как раз наоборот – можно и нужно сделать.

 

*****

«Асисяй-ревю» с 7 по 12 февраля 2019 года.
Иерусалим, 7 февраля 2019, четверг, «Театрон Иерушалаим – зал «Шеровер», 20:00
Беэр-Шева, 8 февраля 2019, пятница, Центр сценических искусств – Большой зал, 20:00
Нес-Циона , 9 февраля 2019, суббота, «Гейхал ха-Тарбут», 20:00
Ашдод, 10 февраля 2019, воскресенье, Центр сценических искусств, 20:00
Хайфа, 12 февраля 2019, вторник, «Аудиториум», 20:00
Заказ билетов – здесь

Фотографии (© А. Куприянов) предоставлены организаторами гастролей

 

 

 

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Интернет-журнал об израильской культуре и культуре в Израиле. Что это? Одно и то же или разные явления? Это мы и выясняем, описываем и рассказываем почти что обо всем, что происходит в мире культуры и развлечений в Израиле. Почти - потому, что происходит всего так много, что за всем уследить невозможно. Но мы пытаемся. Присоединяйтесь.

Facebook

Copyright © 2015 ISRAEL CULTURE.INFO. Design by DOT SHOT. Powered by Wordpress.

To Top